Tag Archives: Russia

Глобальная трансформация макрорегиона

Romanian-flag

Интервью секретаря-координатора Кавказского геополитического клуба Яны Амелиной (на фото на главной страница сайта) румынскому аналитическому изданию Power&Politics World

– Как было воспринято в кругах исламского сообщества в России решение Кремля вывести основные авиационные силы из Сирии?

– Спокойно и с пониманием. Напомню, что перед началом операции российских Военно-космических сил в Сирии многие известные деятели российского мусульманского сообщества, наконец, выпустили фетвы (богословские заключения), запрещающие единоверцам участие в сирийских событиях на стороне запрещенной в РФ террористической группировки, именующей себя «Исламское государство». «Наконец» – потому что религиозные деятели, в реальности, а не для «пиара» озабоченные борьбой с распространением радикального исламизма, сделали это значительно раньше и без указаний со стороны.

Yana AmelinaОтмечу, что первая в России фетва такого рода была выпущена еще в мае 2013 г. (то есть за год до провозглашения «ИГ» т.н. «халифата») религиозным советом Духовного управления мусульман Республики Северная Осетия-Алания, председатель которого, муфтий Хаджимурат Гацалов, в свое время также давал интервью вашему уважаемому изданию (оно, кстати, вошло в его книгу «Россия и ислам: на острие атаки», вышедшую в марте 2016 г.). В августе 2015 г. ДУМ РСО-А выпустило еще одну фетву, уже непосредственно применительно к «ИГ». Укажем также, что Духовные управления мусульман нескольких республик, для которого проблема отъезда боевиков на Ближний Восток стоит принципиально острее, чем для Северной Осетии (в частности,  Дагестана и Татарстана), как говорится, до последнего тянули с вынесением богословского заключения, а в Казани так до сих пор этого не сделали.

Более-менее реальную картину отношения российского исламского сообщества к ситуации вокруг Сирии дают результаты социологического исследования, проведенного в ноябре 2015 г. BAIKAL Communications Group при участии Кавказского геополитического клуба по заказу министерства печати  и информации Республики Дагестан (оно до сих пор остается единственным опросом такого рода, материалы которого находятся в открытом доступе). Несмотря на то, что исследование проводилось только в Дагестане (республику можно смело назвать моноконфессиональной – мусульманской), оно выявило ряд тенденций, характерных не только для РД.

Так, оказалось, что  оппозиционность дагестанского исламского сообщества российскому государству значительно преувеличена, как и роль материального фактора в формировании привлекательности радикально-исламистских группировок. Большинство мусульман (52%), вопреки голословным заявлениям представителей федерального исламистского лобби об едва ли не единодушном неприятии ее мусульманами, поддерживает российскую операцию в Сирии и, более того, считает, что она улучшит отношение исламского сообщества к государственной власти. По 14% опрошенных не поддерживают политику РФ или безразличны к этой проблематике, 21% затруднился с ответом на этот вопрос. Скорее всего, реальных сложностей он не вызвал – просто не было желания декларировать, хоть и анонимно, свою позицию. Среди молодежи цифра поддержки ниже – 46%, тогда как не поддерживают или безразличны – по 17%. Зато в возрастной группе 45-59 лет поддержка вырастает до 59%, а в группе старше 60 лет – до 64%. 46% всех опрошенных убеждены, что российская операция в Сирии улучшит отношение российских мусульман к государственной власти (11% полагают, что ухудшит, а 18% – не окажет никакого влияния). В молодежной возрастной группе таковых 52%.

При этом 42% опрошенных полагают, что главная причина привлекательности «ИГ» связана с отсутствием возможности проявить себя, заработать, улучшить жизнь. 32% говорят о низкой религиозной грамотности исламской молодежи, 21% – о возможности заработать путем участия в незаконных вооруженных формированиях, 16% – о недостаточной работе с молодежью лидеров традиционного ислама, 10% – об убедительности радикальных пропагандистов, 8% – об идее халифата как государства абсолютной справедливости (среди молодежи таковых 14%). И только 6% связывают влечение к радикализму с нарушением прав мусульман в РФ.

Что касается последнего, то 57% дагестанцев (включая как молодежь, так и старшую группу) убеждено, что исламское сообщество в республике и стране свободно развивается в рамках действующего законодательства. Однако о том, что мусульмане испытывают проблемы и сложности, заявило 22% и почти столько же затруднились с ответом. Те, кто говорит о трудностях, обосновывают свою позицию ограничениями мусульман в отношении ношения хиджаба и т.д.

Опрос свидетельствует, что мусульманское сообщество Дагестана руководствуется в первую очередь нормами и требованиями традиционного ислама (34%). Почти четверть жителей республики считает, что определяющими являются общероссийские требования и нормы, предъявляемые к религиозным структурам, и лишь 13% убеждены, что местные мусульмане ориентируются на ситуацию, складывающуюся в мировом исламском сообществе (впрочем, среди молодежи таких практически половина). Все это выбивает почву из-под пропагандистских спекуляций на подобные темы, намечая четкие направления первоочередного приложения усилий для правоохранительных органов, общественных организаций и религиозных структур, призванных заниматься профилактикой экстремистских проявлений.

Distribution_of_ethnic_groups_in_Crimea_2001Учитывая, что представители силовых органов уже второй год говорят примерно о 2000 выходцев из России, присоединившихся к «ИГ» (эта цифра не растет), можно уверенно констатировать, что популярность радикально-исламистских идей в среде российских мусульман далеко не столь велика, как хотелось бы раздувающим «мировой исламистский пожар». Об этом же свидетельствует фактическая смерть запрещенной в РФ террористической организации «Имарат Кавказ», активно действовавшей в двухтысячных годах на Северном Кавказе. Правоохранители четко работают по «возвращенцам» с Ближнего Востока, арестовывая их прямо при пересечении российской государственной границы. Боевикам и пособникам «ИГ» грозят большие сроки, и суды на них не скупятся.

Попытки переноса ближневосточной нестабильности на российскую территорию в целом не удались, хотя, к сожалению, отдельные инциденты все еще происходят и, вероятно, будут происходить и впредь: полностью ликвидировать террористическую угрозу не удалось ни одному государству мира. Максимальная зачистка «исламского поля» от распространителей экстремистских идей – в интересах не только российского государства, но и, в первую очередь, самого мусульманского сообщества, что оно прекрасно понимает.

Операция российских ВСК в Сирии, между тем, продолжается – хотя и в меньших военных масштабах, но с выходом на иные смысловые уровни. Прекрасным примером этому стал концерт оркестра Мариинского театра под управлением маэстро Валерия Гергиева 5 мая в освобожденной Пальмире. В отличие от некрофилов из «ИГ» и их кукловодов с Запада Россия несет на Ближний Восток великую культуру, мир, самую жизнь – так надо понимать этот простой посыл.

– Недавние крупные теракты в Анкаре произошли как раз тогда, когда в повестке президента Турции Эрдогана были переговоры по реализации трансазиатского трубопровода. Можно ли это считать простым совпадением?

– Полагаю, что да. Суть происходящего принципиально шире, чем какие-то там трубопроводы, которые еще нужно построить, наполнить и заставить функционировать. Весь макрорегион Ближнего Востока – Большого Кавказа переживает глобальную трансформацию, сопровождаемую сотнями тысяч человеческих жертв, и эти процессы еще далеко не закончены. Трубопроводы на этом фоне – мелочь, о которой вообще не стоит говорить.

– Сказывается ли ухудшение взаимоотношений РФ и Турции не только на экономическом взаимообмене, но и на настроениях этнических общин тюркского происхождения в России?

– Скорее, этот фактор пытаются использовать для того, чтобы оказать определенное давление на российское руководство. Именно так следует расценивать ряд заявлений об обеспокоенности в связи со сложившейся ситуацией, прозвучавших из казанского Кремля. Однако попытки спекулировать на некоем «тюркском братстве», которого в реальности не существует, в нынешних обстоятельствах очевидно неуместны. Не случайно мы больше не слышим подобных эскапад в публичном пространстве. Местечковые экономические и иные интересы, разумеется, не могут служить аргументом в ситуации, когда на другой чаше весов лежит гибель русских военнослужащих и честь нашей державы. Нынешнее состояние российско-турецких отношений крайне прискорбно, однако решение проблемы – в руках турецкой стороны, которой следует начать с публичных извинений и компенсаций семьям погибших бойцов. Пока этого не произойдет, рассуждать о каком-то «братстве», «узах» и прочем и непродуктивно, и просто безнравственно.

– Влияет ли на настроения тюркского населения в России «размораживание» армяно-азербайджанского конфликта?

– Если и влияет, то весьма ограничено. Россияне тюркского происхождения живут, скорее, внутренней повесткой дня. Историко-культурная общность различных тюрских народов – больше пропагандистское преувеличение, чем реальность общественно-политических процессов. Азербайджан ни в коей мере не является образцом для подражания российских тюрок, а некоторые из этих народов, в частности, татары, относятся к этому примеру постсоветского государственного строительства даже с некоторой долей пренебрежения. Попытка возобновления силовой стадии карабахского конфликта не вызвала потока добровольцев, намеренных воевать на азербайджанской стороне, из числа российских тюрок. Это вряд ли произойдет, даже если в Карабахе (упаси Господи) начнется полномасштабная война. Вообще, армяно-азербайджанское противостояние слишком незначительно по масштабам для большинства россиян, привыкших мыслить иными категориями, вне зависимости от этнического происхождения. (…)

Интервью подготовила Габриэла Ионице

Full version – Russian Language on Кавказский геополитический клуб

General Igor Korobov is the new chief of GRU

The new chief of the Main Intelligence Directorate (GRU) of the General Staff of the Russian Armed Forces was appointed Lieutenant-General Igor Korobov. His appointment has become official Tuesday (2016 February 2), according a press release of the Defence Ministry from Moscow.

Shoigu_Korobov”Russian Minister of Defence General of the Army Sergei Shoigu has presented a personal standard to the new Chief of the Main Directorate of the General Staff of the Russian Armed Forces Lieutenant General Igor Korobov.

Lieutenant General Igor Korobov was appointed to the position of the Chief of the Main Directorate of the General Staff – Deputy Chief of the Main Operational Directorate of the General Staff of the Russian Armed Forces by a Decree of the President of the Russian Federation.”

The ceremony was held at the headquarters of the central board. On Friday, February 5, Korobov will take his new study.

Korobov’s predecessor, Igor Sergun, died on January 3 at the age of 58. He had held the position since 2011.

Last week, Russian mass-media wrote that late GRU Chief General-Colonel Igor Sergun’s successor will be one of the military intelligence directorate’s current deputy chiefs:  Vyacheslav Kondrashov, Sergey Gizunov, Igor Lelin, or Igor Korobov. Of the four officers, accidentally or not, about Korobov‘s career is known the less information. One thing is clear: Korobov is a top insider and will keep continuity in this important secret agency. The GRU bureaucracy fears about appointment of an outside chief (from the FSO or SVR) were groundless. Really groundless ?! I have some doubts because… there is an interesting move.

What about Dyumin ?

Speculation focused on name of Aleksey Dyumin (former Ground Forces Chief of Staff) was quickly turned up as a Deputy Minister of Defense appointment.  And, upss! … also today the President Putin appointed Alexei Dyumin Acting Governor of Tula Region until the newly elected Governor assumes office (after the resignation of Tula Region Governor Vladimir Gruzdev). Another Executive Order relieves Alexei Dyumin of his duties as Deputy Defence Minister of the Russian Federation.

Vladimir Putin with Alexei Dyumin (left) and Vladimir Gruzdev at Novo-Ogaryovo residence

Vladimir Putin with Alexei Dyumin (left) and Vladimir Gruzdev at Novo-Ogaryovo residence

”Mr Dyumin, you know, just as we all do, that Tula and Tula Region is the nation’s armoury. Considering your previous job – I am referring to the time you were Acting Ground Forces Chief of Staff – you should understand the importance of this region.

Moreover, in your capacity as Deputy Defence Minister you are in charge of the department of construction, housing and property relations, the expert directorate and the Main Military Medical Directorate – in a word, things that are of great importance in civilian life as well. Therefore, I expect you to use your knowledge and experience at your new job and to gain the people’s trust. You should strive to use the real results of your work, which the people should be aware of in their everyday life, in order to win their votes in the future” said President Vladimir Putin to the new Acting Governor of Tula Region.

_________________________________________

Main Intelligence Directorate (GRU) of the General Staff – the central body of military intelligence in Russia. Created in 1918 under the name Registration Management Field Staff of the Revolutionary Military Council. We are dealing with all kinds of intelligence in the interest of the armed forces including intelligence electronic aerospace as well as reconnaissance and sabotage operations. In Soviet times it was one of the main centers of analysis of information on military-technical and military-industrial potential of the potential enemy.

Photo by credit Kremlin Press Service and Russian Ministry of Defence 

Hungary intends to spend half billion $ to buy 30 Russian Choppers

According to Russia’s Arms Trade Analysis Centre, Hungary is interested in purchasing 30 new Russian helicopters.
Hungary plans to buy about 30 Russian helicopters with the value of the contract expected to reach $490 million, a spokesperson for Russia’s Center for Analysis of World Arms Trade (CAWAT) said Friday.

Russian Helicopter Kamov Ka-60

Russian Helicopter Kamov Ka-60

“In February, Hungarian Prime Minister Viktor Orban plans to hold talks with Russian President Vladimir Putin*, during which they will discuss the delivery of up to 30 Russian helicopters to the Hungarian Air Force” the spokesperson of Hungary government said.

*Accordind Sputnik, Orban could visit Russia on February 17 to meet country’s leadership and to discuss mainly cooperation in the sphere of nuclear energy. According to the newspaper, Orban could discuss the extension of the only Hungarian Paks nuclear power plant (NPP).

The spokesperson added that the value of the potential contract has been estimated at 142 billion Hungarian forints (some $490 million).

The spokesperson pointed out that in the future the scope of the contract between the two countries could be expanded since Hungary is seeking to replace its fleet of Mi-8/Mi-17 helicopters, some of which have been in operation since 1969.