В случае военного конфликта, первые цели это базы НАТО соседи с Россией

О главных проблемах в международном сообществе, но особенно об угрозах России и напряженность в регионе, я, вступив в диалог с директором Российского Института Стратегических Исследований (РИСИ), генерал-лейтенантом (в отставке) Леонидом Решетников

Romanian-flag

– Представляется ли Шанхайская организация ответом на вопросы, поднимающимися в связи с расширением пространства Европейского союза или она – ответ на вопросы, связанные с интересами в области безопасности региона Дальнего Востока?

Leonid ReshetnikovЛеонид Решетников: – ШОС является, прежде всего, организацией, которая призвана наладить взаимоотношения стран Дальнего Востока и Центральной Азии в области безопасности. Это её главная задача и, как таковая, она и развивается. Говорить о том, что ШОС – это ответ на расширение ЕС, неправильно. Такая альтернатива вообще не рассматривается. В первую очередь ШОС – отражение интереса России к региону Азии и Дальнего Востока. Россия постепенно, но уверенно и последовательно разворачивается в сторону Азии в вопросах экономического, политического и гуманитарного взаимодействия. Этот поворот будет осуществляться и далее, потому что на западном направлении Россия в настоящее время не видит больших возможностей для развития экономических и политических связей. Западная Европа оказалась несамостоятельна в своих решениях по вопросам сотрудничества с Россией.

– На Ваш взгляд, какое будущее у Африки?

Л.Р.: – Ближайшее будущее у Африки трудное, потому что, получив независимость, Африка тем не менее не получила поддержки в своём развитии от стран, которые долгое время эксплуатировали её как колонию. Сегодня африканские государства в большинстве стоят перед серьёзными экономическими, гуманитарными и политическими проблемами: отсутствие стабильности, слабое развитие экономики, перенаселение, безработица – всё ведёт к тому, что они будут иметь ещё более серьёзные трудности в самом ближайшем будущем. Также надо отметить, что и Соединённые Штаты Америки, и страны Западной Европы по-прежнему относятся к Африке как к источнику получения максимальной прибыли и практически мало что вкладывают в развитие этого континента, вследствие чего получают негативный ответ в виде огромного количества беженцев и мигрантов. Негативные тенденции переселения впредь будут только усиливаться, а у Европы совершенно нет противодействия. Каждый год Африка, как и некоторые другие азиатские страны, будет выдавать на-гора десятки, если не сотни тысяч мигрантов, с которыми Европа будет не в состоянии справиться.

– Готова ли Россия к демографическому спаду?

Л.Р.: – Демографический спад, преследующий Россию многие годы, прекратился, и в настоящее время наблюдается прирост населения. На мой взгляд, это успех нашей социальной политики. В течение нескольких лет отмечается рост рождаемости за счёт развернувшейся борьбы с абортами. К огромному сожалению, сейчас Россия пока ещё остаётся одной из первых стран мира по количеству абортов. За счёт проведения политики антиабортов мы сможем постепенно смягчить демографическую проблему. Поэтому, если спад и будет, то он уже не окажется таким драматическим. Также отмечается прирост населения за счёт многочисленных переселенцев из русскоязычных стран ближнего зарубежья: так называемые демократы в Прибалтике или других странах ближнего зарубежья практически заставляют жителей покидать свою страну, где они родились и жили десятилетиями.

– Стратегия США и России в Арктике основана на гипотезе глобального потепления. Данная стратегия предусматривает, что будет получен доступ к месторождениям из Арктической зоны. Что случится, если глобальное потепление не продолжится?

Л.Р.: – Российские учёные пока не определились, будет ли потепление, похолодание или всё останется по-прежнему. Продолжаются дискуссии, но учитывая непредсказуемость развития ситуации, наша страна на всякий случай готовится к тем вызовам, которые могут возникнуть в результате глобального потепления, начинает более активно использовать месторождения арктической зоны. Тем не менее, эти возможности, скорее всего, возникнут как минимум через несколько десятилетий, поэтому обсуждать этот вопрос сейчас можно, но чисто теоретически. Если не случится глобального потепления через несколько десятилетий, то надо будет искать новые источники энергоснабжения и развивать энергетику. Запасы нефти и газа в России, как бы не писали западные аналитики, весьма значительны. Разведанных запасов вполне может хватить на 70-80 лет, и за эти годы будет идти поиск других видов и источников энергии.

Вы считаете, что ИГИЛ– это фикция, подделка и террористы, которых поддержали США? Готова ли Россия стать соседом Исламского Государства?

Л.Р.: – ИГИЛ в своём зародыше, как и все известные террористические организации, имеет отношение к ЦРУ и другим спецслужбам Соединённых Штатов Америки. У американцев есть такая своеобразная игра, в которую они любят играть: спецслужбы США создают разные террористические, экстремистские, умеренные организации и считают, что они становятся полезными для решения каких-либо тактических задач. Тем не менее, как всегда и бывает у американцев, замышляли одно, а получилось другое. Судя по всему, они просто до сих пор не научились просчитывать последствия. И это характерная черта многих американских спецслужб и аналитиков. В результате ИГИЛ, выросшая из таких вот ЦРУшных подстав, превратилась в крупную экстремистскую организацию, которая воюет прежде всего с США, как это в своё время было с Аль-Каидой и талибами. Видимо, американцев история вообще ничему не учит, особенно в отношении России. Теперь в лице ИГИЛа мы имеем действительно крупную и жестокую организацию, наводящую страх в странах Арабского Востока и Центральной Азии.

– Увидем ли мы в ближайшем будушем образование Исламского государства в этом регионе?isis-libya

Л.Р.: – С точки зрения среднесрочной перспективы ИГИЛ как государственное образование не просуществует долго и вообще не оформится в реальное государство. Конечно, в истории бывали случаи, когда бандиты формировали некое государственное образование, но долго оно не существовало. Даже такой талантливый и очень известный бандит как Гитлер продержался у власти всего 12 лет. Поэтому сейчас надо останавливать ИГИЛ и бороться с ним, объединяться для этого даже с прародителями ИГИЛа – Соединёнными Штатами, которые и должны быть наиболее активны в этой борьбе. Уж если они породили такого урода, то они и несут ответственность за то, что этот урод приносит беды миру. Россия хочет сотрудничать в борьбе с распространением исламского экстремизма, мы будем продолжать бороться с ним в любой форме: создали ли этот экстремизм американцы, или он сам вылупился из яйца – не имеет значения.

– Перед началом кризиса в Украине, стратегия России по отношению к европейскому пространству заключалась в укреплении сотрудничества между Европейским союзом и Евразийским союзом. Актуальна ли эта стратегическая защита сейчас?

Л.Р.: – Отношения России с Европой и Европейским союзом до украинского кризиса складывались весьма успешно. Наш проект Евразийского союза не был проектом альтернативы, он должен был способствовать развитию непосредственно России и российской экономики. Поэтому мы в отношениях с ЕС и Европой дошли до серьёзных высот: экономического, гуманитарного, политического сотрудничества. В ответ на то, что Россия открыла для Запада все свои экономические возможности, Европа совместно с США устроила и приняла активное участие в организации государственного переворота на Украине. Мы получили этот переворот на исторически общей для наших братских народов территории. Отсюда возникает вопрос: действительно ли актуально развитие отношений с Европой в ситуации, когда она наносит удар нам в спину? Мы с большим сомнением относимся к данной перспективе. То, что произошло на Украине – просто элемент человеческой непорядочности, «нечистоплотности». Сейчас многие аналитики и политологи склоняются к тому, что самое перспективное направление развития России – восточное направление. Конечно, с Западом надо продолжать поддерживать отношения и использовать какие-то экономические возможности, но не стоит поддаваться иллюзиям, что с нынешним Евросоюзом возможно достичь доверительного сотрудничества.

– Недавно была опубликована электронная переписка, из которой следовало, что Москва финансировала Национальный фронт Мари Ле Пен, как доказательство того, что и Россия ведет себя подобным образом. Действительно ли РФ финансирует европейские НКО, которые потом может использовать для продвижения собственных интересов в тех случаях, когда дипломатия или другие рычаги давления не работают?

Л.Р.: – Российская Федерация – ведущее государство мира, у неё есть много сторонников и почитателей в других странах, которые считают, что Россия является важным фактором мировой политики, и что надо заканчивать с политикой гегемонизма, проводимой США, а мир должен быть многополярным. В этом ключе и работают некоторые НКО. К сожалению, у нас таких организаций практически ничтожное количество. Если они и получают определённые средства из России, то это наоборот хорошо, так как им нужно на что-либо существовать. Например, если в той же Румынии появится НКО, которое будет выступать под лозунгами многополярности и дружбы с Россией, то оно, конечно, не получит от румынского государства никакой поддержки. Поэтому НКО нужно хоть как-то финансово обеспечивать. Естественная политика России, как ведущего государства и мировой державы, заключается именно в поддержке таких некоммерческих организаций. К сожалению, должен отметить, что наше руководство уделяет очень небольшое внимание этой линии. В настоящий момент в данной сфере мы действуем значительно слабее, чем, например, Франция, которая активно работает в области франкофонии. Я уже не говорю о США, Германии или Великобритании, которые содержат на территории России известные фонды и различные некоммерческие организации. НКО стали неотъемлемой частью жизни государств и мировой политики, поэтому надо вплотную заняться развитием этого направления в России. Единственное, хотелось бы отметить, что НКО не должны вмешиваться во внутреннюю политику той страны, где они осуществляют деятельность, а также пытаться участвовать в политических процессах и интригах.

– Каковы сейчас перспективы для того, чтобы общение между Россией и НАТО было «морожено»? Каковы в настоящее время перспективы политики ”изоляции” России, в свою очередь, международного сообщества ?

Л.Р.: – Во-первых, у нас сейчас вполне нормальные отношения с ООН. Отношения с НАТО холодные. Обоснованный, я бы сказал. Во-вторых, отношения России со многими странами мира развиваются весьма успешно. В Европе, а особенно в Восточной Европе, должны понять, что кроме США и ЕС в мире существуют ещё другие 100 стран, с которыми Россия поддерживает прекрасные дружеские отношения, а этот «европупизм» (от слова пупок) должен улетучиваться из мозгов. Кстати, Парад Победы 9 мая на Красной площади ясно это показал: у нас на празднике было около 40 президентов и премьер-министров из различных стран. Очевидно, что речь о размораживании отношений с ООН здесь вообще не идёт. В данный момент стоит вопрос только о взаимоотношениях с рядом ведущих европейских стран и следующими за ними в фарватере полунезависимыми странами Восточной Европы. Со всеми остальными государствами у нас вполне успешное сотрудничество, особенно с такой великой державой как Китай, а также с Индией, Бразилией, Аргентиной, Египтом. Это крупные страны со своей историей и традициями, своими цивилизационными элементами, поэтому недостатка в партнерах мы не видим и ничего размораживать нам не надо. Что касается Европы, если она сделает правильные выводы, то мы пойдём на развитие отношений с ней. Если говорить о странах Восточной Европы, то от их позиции и взглядов ничего не зависит: что скажет Брюссель, то они и будут делать.

– Если сценарий вовлечения Приднестровья маловероятен, считаете ли Вы, что опасения Республики Молдова преувеличены? Являются ли они раздутыми с пропагандистскими целями лидерами в Кишиневе?

Л.Р.: – Приднестровье, как независимое образование, существует уже почти 25 лет. Это очень большой срок, не меньший, чем у так называемой независимой Украины. Тем не менее, Запад по каким-то только ему понятным причинам признаёт независимость Украины, но совершенно не признаёт независимость Приднестровья, хотя там проходили такие же законные референдумы, проводили такое же голосование. Выходит, Западу нравится сталинское решение национальной проблемы, те границы, которые установил диктатор, и его совершенно не интересует мнение народа Приднестровья. Но почему тогда учитывается мнение народа Украины? Мы в институте рассматриваем Приднестровье как де-факто независимое государство, а что думает об этом Кишинёв – его личные проблемы. Независимость Приднестровья прежде всего завоёвана народом, подтверждена референдумами, и говорить о том, что Приднестровье надо куда-то включать и исключать – это попросту неправильно. Надо решать эту проблему в первую очередь исходя из требований населения Приднестровья. Если надо провести ещё один референдум под эгидой ОБСЕ – пожалуйста, проводите. Но не занимайтесь глупостями, которые могут привести к большой войне, как сейчас это делает Кишинёв, который практически установил блокаду, пытаясь нарушить связи России с Приднестровьем, блокируя возможность посещения российскими политиками и общественными деятелями. То есть Кишинёв сознательно идёт на обострение ситуации. Хочу напомнить, что именно так в своё время делал Саакашвили в отношении Южной Осетии. Если бы он этого не делал и не шёл на такие агрессивные действия, то, наверное, вопрос Южной Осетии до сих пор оставался бы в первозданном виде. Результат, к сожалению, всем печально известен. Если кто-то захочет повторить опыт Саакашвили, он будет схожим. Это надо не забывать и учитывать везде: и в Кишинёве, и в Бухаресте, и в Вашингтоне.

110426-M-3545V-002.jpg– Могут ли компоненты ракетного щита в Румынии угрожать системе безопасности России? Румыния – не единственная страна, где расположены элементы данного щита, но все же «война высказываний» между Бухарестом и Москвой становится все более явной. Почему?

Л.Р.: – Что касается так называемого ракетного щита в Румынии, а если говорить нормальным открытым языком – баз США, то все должны чётко и ясно понимать: когда появляется база США-НАТО на территории любой соседней с Россией страны, то ракеты нашего ядерного щита в течение нескольких минут автоматически нацеливаются на эти базы. Это делается исключительно механически, здесь нет никаких политических решений. И таким образом должна поступать любая страна, так как готовиться к войне надо в мирное время, ибо вопросы национальной безопасности требуют именно такого решения. Румыния, как любая другая страна, которая с большой охотой предоставляет свою территорию для баз НАТО-США, должна это прекрасно осознавать. В случае возникновения военной ситуации первый ракетный удар будет нанесён именно по этим базам, и уж если Румыния играет в такие игры, то сама ставит себя под прямой удар и должна хорошо понимать, чем рискует. Хочу обратить внимание, что мы выступаем за развитие отношений с Румынией, но с учётом всех упомянутых негативных моментов отношения развиваются не очень благоприятно. В заключение как аналитик хочу подчеркнуть, что история должна хотя бы немного учить людей. А если политики не учатся на ошибках прошлого, то они – двоечники, и их надо передавать в школу для трудновоспитуемых.

Беседу вела главный редактор Power&Politics World, Габриэла Ионицэ. Спасибо за помощь редактора ”Аргументы Недели”, Александра Чуйкова.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s