Tag Archives: Ukraina

Глобальная трансформация макрорегиона

Romanian-flag

Интервью секретаря-координатора Кавказского геополитического клуба Яны Амелиной (на фото на главной страница сайта) румынскому аналитическому изданию Power&Politics World

– Как было воспринято в кругах исламского сообщества в России решение Кремля вывести основные авиационные силы из Сирии?

– Спокойно и с пониманием. Напомню, что перед началом операции российских Военно-космических сил в Сирии многие известные деятели российского мусульманского сообщества, наконец, выпустили фетвы (богословские заключения), запрещающие единоверцам участие в сирийских событиях на стороне запрещенной в РФ террористической группировки, именующей себя «Исламское государство». «Наконец» – потому что религиозные деятели, в реальности, а не для «пиара» озабоченные борьбой с распространением радикального исламизма, сделали это значительно раньше и без указаний со стороны.

Yana AmelinaОтмечу, что первая в России фетва такого рода была выпущена еще в мае 2013 г. (то есть за год до провозглашения «ИГ» т.н. «халифата») религиозным советом Духовного управления мусульман Республики Северная Осетия-Алания, председатель которого, муфтий Хаджимурат Гацалов, в свое время также давал интервью вашему уважаемому изданию (оно, кстати, вошло в его книгу «Россия и ислам: на острие атаки», вышедшую в марте 2016 г.). В августе 2015 г. ДУМ РСО-А выпустило еще одну фетву, уже непосредственно применительно к «ИГ». Укажем также, что Духовные управления мусульман нескольких республик, для которого проблема отъезда боевиков на Ближний Восток стоит принципиально острее, чем для Северной Осетии (в частности,  Дагестана и Татарстана), как говорится, до последнего тянули с вынесением богословского заключения, а в Казани так до сих пор этого не сделали.

Более-менее реальную картину отношения российского исламского сообщества к ситуации вокруг Сирии дают результаты социологического исследования, проведенного в ноябре 2015 г. BAIKAL Communications Group при участии Кавказского геополитического клуба по заказу министерства печати  и информации Республики Дагестан (оно до сих пор остается единственным опросом такого рода, материалы которого находятся в открытом доступе). Несмотря на то, что исследование проводилось только в Дагестане (республику можно смело назвать моноконфессиональной – мусульманской), оно выявило ряд тенденций, характерных не только для РД.

Так, оказалось, что  оппозиционность дагестанского исламского сообщества российскому государству значительно преувеличена, как и роль материального фактора в формировании привлекательности радикально-исламистских группировок. Большинство мусульман (52%), вопреки голословным заявлениям представителей федерального исламистского лобби об едва ли не единодушном неприятии ее мусульманами, поддерживает российскую операцию в Сирии и, более того, считает, что она улучшит отношение исламского сообщества к государственной власти. По 14% опрошенных не поддерживают политику РФ или безразличны к этой проблематике, 21% затруднился с ответом на этот вопрос. Скорее всего, реальных сложностей он не вызвал – просто не было желания декларировать, хоть и анонимно, свою позицию. Среди молодежи цифра поддержки ниже – 46%, тогда как не поддерживают или безразличны – по 17%. Зато в возрастной группе 45-59 лет поддержка вырастает до 59%, а в группе старше 60 лет – до 64%. 46% всех опрошенных убеждены, что российская операция в Сирии улучшит отношение российских мусульман к государственной власти (11% полагают, что ухудшит, а 18% – не окажет никакого влияния). В молодежной возрастной группе таковых 52%.

При этом 42% опрошенных полагают, что главная причина привлекательности «ИГ» связана с отсутствием возможности проявить себя, заработать, улучшить жизнь. 32% говорят о низкой религиозной грамотности исламской молодежи, 21% – о возможности заработать путем участия в незаконных вооруженных формированиях, 16% – о недостаточной работе с молодежью лидеров традиционного ислама, 10% – об убедительности радикальных пропагандистов, 8% – об идее халифата как государства абсолютной справедливости (среди молодежи таковых 14%). И только 6% связывают влечение к радикализму с нарушением прав мусульман в РФ.

Что касается последнего, то 57% дагестанцев (включая как молодежь, так и старшую группу) убеждено, что исламское сообщество в республике и стране свободно развивается в рамках действующего законодательства. Однако о том, что мусульмане испытывают проблемы и сложности, заявило 22% и почти столько же затруднились с ответом. Те, кто говорит о трудностях, обосновывают свою позицию ограничениями мусульман в отношении ношения хиджаба и т.д.

Опрос свидетельствует, что мусульманское сообщество Дагестана руководствуется в первую очередь нормами и требованиями традиционного ислама (34%). Почти четверть жителей республики считает, что определяющими являются общероссийские требования и нормы, предъявляемые к религиозным структурам, и лишь 13% убеждены, что местные мусульмане ориентируются на ситуацию, складывающуюся в мировом исламском сообществе (впрочем, среди молодежи таких практически половина). Все это выбивает почву из-под пропагандистских спекуляций на подобные темы, намечая четкие направления первоочередного приложения усилий для правоохранительных органов, общественных организаций и религиозных структур, призванных заниматься профилактикой экстремистских проявлений.

Distribution_of_ethnic_groups_in_Crimea_2001Учитывая, что представители силовых органов уже второй год говорят примерно о 2000 выходцев из России, присоединившихся к «ИГ» (эта цифра не растет), можно уверенно констатировать, что популярность радикально-исламистских идей в среде российских мусульман далеко не столь велика, как хотелось бы раздувающим «мировой исламистский пожар». Об этом же свидетельствует фактическая смерть запрещенной в РФ террористической организации «Имарат Кавказ», активно действовавшей в двухтысячных годах на Северном Кавказе. Правоохранители четко работают по «возвращенцам» с Ближнего Востока, арестовывая их прямо при пересечении российской государственной границы. Боевикам и пособникам «ИГ» грозят большие сроки, и суды на них не скупятся.

Попытки переноса ближневосточной нестабильности на российскую территорию в целом не удались, хотя, к сожалению, отдельные инциденты все еще происходят и, вероятно, будут происходить и впредь: полностью ликвидировать террористическую угрозу не удалось ни одному государству мира. Максимальная зачистка «исламского поля» от распространителей экстремистских идей – в интересах не только российского государства, но и, в первую очередь, самого мусульманского сообщества, что оно прекрасно понимает.

Операция российских ВСК в Сирии, между тем, продолжается – хотя и в меньших военных масштабах, но с выходом на иные смысловые уровни. Прекрасным примером этому стал концерт оркестра Мариинского театра под управлением маэстро Валерия Гергиева 5 мая в освобожденной Пальмире. В отличие от некрофилов из «ИГ» и их кукловодов с Запада Россия несет на Ближний Восток великую культуру, мир, самую жизнь – так надо понимать этот простой посыл.

– Недавние крупные теракты в Анкаре произошли как раз тогда, когда в повестке президента Турции Эрдогана были переговоры по реализации трансазиатского трубопровода. Можно ли это считать простым совпадением?

– Полагаю, что да. Суть происходящего принципиально шире, чем какие-то там трубопроводы, которые еще нужно построить, наполнить и заставить функционировать. Весь макрорегион Ближнего Востока – Большого Кавказа переживает глобальную трансформацию, сопровождаемую сотнями тысяч человеческих жертв, и эти процессы еще далеко не закончены. Трубопроводы на этом фоне – мелочь, о которой вообще не стоит говорить.

– Сказывается ли ухудшение взаимоотношений РФ и Турции не только на экономическом взаимообмене, но и на настроениях этнических общин тюркского происхождения в России?

– Скорее, этот фактор пытаются использовать для того, чтобы оказать определенное давление на российское руководство. Именно так следует расценивать ряд заявлений об обеспокоенности в связи со сложившейся ситуацией, прозвучавших из казанского Кремля. Однако попытки спекулировать на некоем «тюркском братстве», которого в реальности не существует, в нынешних обстоятельствах очевидно неуместны. Не случайно мы больше не слышим подобных эскапад в публичном пространстве. Местечковые экономические и иные интересы, разумеется, не могут служить аргументом в ситуации, когда на другой чаше весов лежит гибель русских военнослужащих и честь нашей державы. Нынешнее состояние российско-турецких отношений крайне прискорбно, однако решение проблемы – в руках турецкой стороны, которой следует начать с публичных извинений и компенсаций семьям погибших бойцов. Пока этого не произойдет, рассуждать о каком-то «братстве», «узах» и прочем и непродуктивно, и просто безнравственно.

– Влияет ли на настроения тюркского населения в России «размораживание» армяно-азербайджанского конфликта?

– Если и влияет, то весьма ограничено. Россияне тюркского происхождения живут, скорее, внутренней повесткой дня. Историко-культурная общность различных тюрских народов – больше пропагандистское преувеличение, чем реальность общественно-политических процессов. Азербайджан ни в коей мере не является образцом для подражания российских тюрок, а некоторые из этих народов, в частности, татары, относятся к этому примеру постсоветского государственного строительства даже с некоторой долей пренебрежения. Попытка возобновления силовой стадии карабахского конфликта не вызвала потока добровольцев, намеренных воевать на азербайджанской стороне, из числа российских тюрок. Это вряд ли произойдет, даже если в Карабахе (упаси Господи) начнется полномасштабная война. Вообще, армяно-азербайджанское противостояние слишком незначительно по масштабам для большинства россиян, привыкших мыслить иными категориями, вне зависимости от этнического происхождения. (…)

Интервью подготовила Габриэла Ионице

Full version – Russian Language on Кавказский геополитический клуб

Mikhail Chernov, vice-director of Center of Strategic Conjuncture: ”Romania isn’t and will not be an enemy of Russia”

Москва – Михаил Чернов, заместитель директора Центра стратегической конъюнктуры: ”Румыния не является врагом России, и не будет таковым”

Romanian-flag

– Уважаемый Михаил Чернов, возникает ощущение, что события в Украине возродили в умах старую идею о том, что Россия осталась тием же самым монстром, которого каждый должен опасаться… насколько, по-Вашему, Россия представляет собой реальную угрозу и насколько это мнение основано на пропаганде русофобов?

Mikhail Chernov

Mikhail Chernov

М.Ч.: – Россия не представляет и не может представлять угрозу для государств ближнего и дальнего зарубежья. Мы не несем войну, не уничтожаем экономики стран, которые входят в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Наоборот – посмотрите на Белоруссию и Казахстан. Создаются новые отрасли высокотехнологичной промышленности (новый кластер ВПК в Белоруси, белорусско-китайский технопарк и т.д.). Москва проводит миролюбивую политику, иногда в ущерб собственным интересам. Возьмем для примера чудовищную ситуацию с гражданской войной на Украине. Москва делает все для прекращения войны, причем в ущерб интересам и безопасности жизни и здоровья местного населения. Это объективная реальность. Что касается государств Восточной и Западной Европы, то мы зачастую являемся свидетелями агрессивных заявлений в наш адрес. РФ не заинтересована в эскалации напряженности, и делает все возможное для ее предотвращения.

В то же время, Москва уже не может больше мириться с угрозами собственной военной и экономической безопасности. Да, государства бывшего СССР – зона наших интересов. «Русофобская пропаганда» вызвана политическими причинами и очень опасна. Ее опасность состоит в том, что она мешает отдельным людям, а иногда и целым народам думать и адекватно оценивать разворачивающиеся события и текущую международную обстановку.

– Как воспринимать в этом тревожном контексте вхождение Армении в Евразийский союз? Что лежало в его основе: страх или умный компромисс? Изменит ли это отношение России к Азербайджану?

– Вхождения Республики Армения (РА) в ЕАЭС – естественное и ожидаемое событие. Армения веками связана с Россией. РФ – гарант безопасности Армении. С точки зрения инфраструктуры экономика РФ связана с Россией. Учитывая фактическую блокаду РА со стороны Турции, Азербайджана и Грузии, наличие в России большой армянской диаспоры, союз с Россией объективно выгоден Еревану. В результате возрастет значение армянской транспортной инфраструктуры для евразийских стран, Армения важное звено и часть будущего основного транскавказского транспортного коридора, который свяжет Россию Иран. Уже в ближайшие годы будет восстанавливаться и развиваться производство, связанное с ВПК и ориентированное на российскую оборонку, горнодобывающая промышленность, энергетика.

Армения – основной военный союзник РФ в Закавказье. Армения – проекция России и выход России на Ближний Восток. Особенно это важно с учетом событий в Сирии и Ираке, грядущим переделом границ, полномасштабным включением курдов, шиитов и суннитов в войну на Ближнем Востоке. Армения – проекция и ворота России на Ближний Восток.

Вхождение Армении в ЕАЭС никак не отразится на отношениях России и Республики Азербайджан. В Москве и в Баку сделали ставку на развитие больших совместных экономических проектов, в том числе в области нефтедобычи. РФ в последние несколько лет поставляет в Азербайджан всю необходимую Азербайджану номенклатуру современной военной техники. Делается это в рамках политики Москвы по сохранению и усилению действующих, стабильных и ответственных режимов на постсоветском пространстве вне зависимости от наличия тех или иных, пусть даже серьезных, разногласий по отдельным вопросам. И эта российская линия будет продолжена.

– Политологи на Западе, обсуждая Еворазийский союз, много говорят о том, что у России есть намерение возроодить Советский Союз. Действительно ли это миф? К чему стремится Россия на самом деле?

– У России нет и не может быть намерений восстановить Советский Союз в какой бы то ни было форме. СССР – это прошлое, в невозможно вернуться. Было бы глупо и бесперспективно к нему возвращаться. Поэтому это, конечно, миф.

Вместе с тем, для выживания страны стала очевидной необходимость создания нового общего государства, в котором могли бы объединиться евразийские государства. Те государства, которые захотят войти в такой новый союз. Особо подчеркну, что речь не идет о ЕАЭС – это читсо экономическое объединение, которое таковым и останется. Евразийский Союз Народов (назовем его так) необходим для выживания России и союзных ей независимых государств в глобальном мире, развития инфраструктур и промышленности. Это будет новое государство, имеющее мало общего с СССР, каким мы его помним.

 – Вхождение Армении в ЕАЭС снова привело к дискуссии в прессе относительно конфликта в Нагорном Карабахе. Участие Армении в Евразийском союзе может как-то повлиять на усилия России в урегулировании и поиске окончательного решения этого замороженного конфликта?

– Между вступлением Армении в ЕАЭС и урегулированием Нагорно-Карабахского конфликта нет совершенно никакой связи. Армения – единственный военный союзник РФ в Закавказье, в республике, в Гюмри, размещена российская военная база. Ереван был таковым и до заключения договора о Евразийском экономическом союзе и в случае вовлечения Армении в любую войну, РФ пришлось бы помогать РА.

Вместе с тем Азербайджан является крайне важным партнером России в Закавказье, более того, Москва Баку доверяет. В частности, это выражается в поставках современных вооружений, о чем говорилось выше. Поэтому РФ не будет сейчас трогать пока неразрешимую карабахскую проблему. Позиция Москвы такова – Россия не заинтересована в региональной войне, поэтому никакой войны в Нагорном-Карабахе быть не должно. Летнее противостояние вокруг Карабаха не переросло в войну благодаря последовательной позиции России, которая нашла аргументы и для Баку и для Еревана, чтобы убедить их остановить эскалацию напряженности.

– Давайте поговорим об отношениях Россия-НАТО. ДжордRusia_NATO Фридман из Stratfor в одном из недавних интервью в румынских СМИ заявил, что Румыния, наряду с Турцией, является ключевым элементом стратегии США в Черном море, поскольку обе страны имеют выход на побережье. Насколько известно, Конвеция Монтрё запрещает прохождение и стационирование неограниченных морских сил в Черное море через Босфорский пролив, контролируемый Турцией, за исключением причерноморских стран. Что Вы думаете об этой стратегии?

– Стратегия Соединенных Штатов в Европе несет прямую угрозу безопасности всего региона и Румынии в частности. Задача Вашингтона – резкое и необратимое ухудшения отношений между Россией и основными государствами Евросоюза, прежде всего Германией и Францией. Эскалацию конфликта на Украине и возможную эскалацию ситуации в Молдавии и Приднестровье следует рассматривать именно в этом ключе. Конфликт на Украине решает несколько задач. Во-первых, ставит под угрозу поставки энергоносителей в государства Евросоюза. Во-вторых, является поводом для давления на ЕС и общественное мнение в странах ЕС. Цель разрушение широкого спектра экономических связей и взаимного доверия между Россией и государствами Европы.

В этой связи особая роль возложена США на государства Восточной Европы (тот же г-н Фридман об этом недвусмысленно говорил в своих текстах, о том, что стратегия США в ходе Первой Мировой войны, Второй Мировой войны и в настоящее время в отношении Европы и России преемственна). Именно здесь будет концентрироваться военно-политическая активность блока НАТО через политическое давление, наращивание вооружений. Та же конвенция Монтрё уже напрямую нарушалась США в 2008 году во время войны в Южной Осетии (тоннаж судна, по некоторым сообщениям, превышал предельно допустимый) и в феврале 2014 года (фрегатом ВМС США нарушены сроки предельно допустимого пребывания в акватории Черного моря). Если «можно» нарушать конвенцию напрямую, то почему бы не пойти более «красивым» путем через накачивание румынских ВМС.

– Усиление Военно-морского флота Румынии (с помощью союзников по НАТО, конечно) может быть своего рода «ответом» на стратегию России по наращиванию присутствия на Черном море. Как Вы оцениваете такой подход?

Усиление румынского флота в Черном море укладывается в рамки стратегии США по активизации всех локальных конфликтов и противоречий по периметру границ России и Евросоюза. То есть НАТО хочет за счет интересов и безопасности Румынии «ответить» на возвращение Крыма в состав России и усиление черноморской группировки. Идет подталкивание Бухареста к «неадекватным» шагам в отношении Молдавии, и одновременная попытка при помощи Кишинева (и Бухареста) а также киевских властей развернуть войну в Приднестровье. Это несет угрозу развязывания войны на Днестре, угрозу независимости Молдавии, территориям Украины (Одесская области и Черновцы), а значит и интересам России. В случае атаки или деструктивных действий со стороны Румынии по отношению к вышеназванным территориям, ответ может затронуть военные объекты республики. На мой взгляд возможное столкновение с Россией или ее союзниками за чужие интересы не могут принести Бухаресту ничего хорошего.

– Сделает ли это Румынию врагом России? Как Вы оцениваете недавние действия, предпринятые политическими лидерами в Бухаресте по отношению к Москве?

– Румыния не является врагом России, и не будет таковым. В ходе Второй мировой войны до 1944 года Румыния воевала c CCCР на стороне фашисткой Германии на территории СССР. После войны государство сохранило территориальную целостность, в том числе, и районы, на которые могли претендовать другие европейские державы, например, Венгрия. Так с врагом не поступают. Румыния не воспринимается в качестве такового, и не будет являться таковым и в будущем. Я уверен в этом. Высказывания румынских политиков вызывают озабоченность. Мы не хотим втягивания Бухареста в противостояние в Восточной Европе. Пока политики ограничиваются высказываниями, за которыми не идут конкретные действия, Москва будет относиться к происходящему спокойно.

– Наконец, последний вопрос… Вопреки заверениям главы Роснефти Игоря Сечина, на прошлой неделе цена барреля нефти снизилась ниже 90%. Многие аналитики считают, что низкие цены будут сохраняться определенное время. Что это означает для российской экономики? На Ваш взгляд, российское правительство готово к такой ситуации?

– Как не парадоксально звучит но падение цен на нефть стратегически на руку российской экономике, которая в условиях санкций и кризиса готовится к переходу на мобилизационные рельсы, восстановлению практически утерянных производств, созданию новых. Санкции, как уже говорилось выше угрожают российско-европейским отношениям, но не вредят фундаментальному сотрудничеству с США. США взращивают противоречия между Россией и Европой, но косвенно способствуют росту военной и политической мощи РФ. Румынии есть о чем задуматься, чтобы вновь не оказаться между молотом и наковальней как в 1940-45 годах.

Беседу вела главный редактор Power&Politics World, Габриэла Ионицэ и редактор Татьяна Жукова.

Хаджимурат хаджи Гацалов, муфтий Северной Осетии: ”Сегодня внутренняя стабильность и управляемость кавказских республик России высока, и образование новых очагов напряжения вряд ли возможно”

О ситуации в Ираке, роли России в урегулировании крупномасштабного конфликта, позиции мусульман относительно провозглашения “халифата” на части иракской территории, Power&Politics World разговаривал с муфтий Северной Осетии, Хаджимурат хаджи Гацалов.

Romanian-flag

– По-настоящему трагические события в Ираке (конечно, можем вспомнить и про гуманитарную катастрофу в Газе или ситуацию в Сирии) снова сделали объектом внимания международного сообщества более давний вопрос, который хочу задать Вам сейчас: является ли мусульманская культура полностью несовместимой с западной?

Gatalov_original1

Khadzhimurat Hadji Gatsalov, mufti of North Ossetia

– Вопрос поставлен не очень корректно. О какой мусульманской культуре идет речь? Создается впечатление, что вы проводите черту между религиозной культурой мусульман и всем остальным миром. А что такое культура западная? Религиозная культура обязательно является частью национальной, и они вместе составляют культуру общечеловеческую, мировую. Религиозная культура включает в себя пласты всех мировых религий. А кратко, в абсолюте культура, как мы знаем, есть совокупность навыков, традиций, знаний и остальных форм человеческого самовыражения, накопленных обществом. Как может опыт общечеловеческой деятельности, который также является частью мировой культуры, быть несовместимым с одной из своих составляющих частей?

Если же мы говорим о религиозной культуре, и не только об исламской, и об образе жизни человека верующего, то я согласен, они несовместимы с антикультурой и сатанинским образом жизни, который сегодня пропагандирует Запад. Разрушение семейных устоев, внедрение ювенальной юстиции, которая по своей сути препятствуя воспитанию родителями своих детей, лишает последних нравственной основы и нарушает историческую преемственность поколений, однополые браки, содомитская идеология и пропаганда всеобщего греха – реальность, в которой живет общество Запада, и которая находится за чертой нравственной сути любой религии. Если поражена часть общества, а другие ее составляющие не прибывают в беспокойстве, то общество находятся в заблуждении.

 –То, что мы наблюдаем сегодня в Ираке – все эти зверства, совершаемые представителями Исламского Государства (ИГИЛ) – достойно Средневековья. С чем мы на самом деле имеем дело: со столкновением двух культур/двух цивилизаций (если считать религию одной из составляющих понятие «культура»), находящихся на разной степени развития и соответственно несовместимых, или – с совместным результатом катастрофического действия некоторых международных политических сил, имеющих однозначно вредное воздействие на обе культуры?

– Вы правы, то, что сейчас совершается в Ираке – трагедия. Но не менее ужасное творится и на Украине. И если в Ираке убийства совершают представители «исламского» государства, не признанного никем, то на Украине совершают не менее злодейские убийства представители признанного государства. И более того, и Европа, и Брюссель прямо потакают им в этом. Мы к месту и не к месту приводим в пример средневековье как мрачную страницу нашей истории, но забываем о том, что в средневековье мусульманами была создана цивилизация с водопроводом и канализацией, уличным освещением и множеством университетов, давших мощнейший импульс многим наукам, в том числе астрономии, медицине, математике.

Мораль – категория нравственная, неизменная в любом временном пространстве. Она или есть, или ее нет. Лицемерные отношения нашего времени, занавешенные лозунгами, двойными стандартами и соглашением с каждой новой агрессией, ничего общего с моралью и религией не имеют. Суть морали не меняется ни в 10-ом веке, ни в 20-ом веке, ни в начале 21-го века. Действия Второй Мировой войны с нарушением всех принципов добродетели, убийством десятков миллионов человек происходили не в средневековье, и не мусульмане были ее зачинщиками. Разрушение Югославии и бомбежки густонаселенных городов системами залпового поражения тоже не из далекого прошлого. Расстрел спящего Цхинвала, столицы Южной Осетии и последующая ложь в оправдание массового убийства людей – свежий пример политики «некоторых международных политических сил».

Определения «столкновения цивилизаций» или «война цивилизаций», которыми сегодня оперируют многие представители науки и журналистики, больше из области надуманного и не имеют под собой аргументированного обоснования. Мы все дети одного времени и одной цивилизации, и проблемы, которые мы создаем и которые нас окружают, есть проблемы этой самой цивилизации. Не может же быть прогресс науки, высота человеческой мысли и весь позитивный ряд продуктом одной цивилизации, а негатив и агрессия – продуктом другой.

mukhtarov-mosque-in-vladikavkaz-north-ossetia-alania

Mukhtarov mosque, North Ossetia-Alania

Нет, это разные плоскости и стороны одной и той же цивилизации, в которой мы живем. Тот антагонизм идеи, мысли, образа жизни одной части общества против другой не имеет никаких культурных, нравственных и других присущих здоровому социуму начал. Основа этих противостояний – в амбициях некоторых политических деятелей, возведенных в ранг государственной политики, в их религиозном невежестве, в потакании своим страстям, в следовании призыву шайтана, которого светское общество, не имеющее религиозной культуры, не признает, считая сказкой.

Верно, что происходящее на Востоке – результат действий, как вы выразились, «некоторых международных политических сил». Но нельзя в наше время рассматривать ситуацию в каком-то регионе, в какой-то стране, отдельно от общего мирового процесса. Я уже привел в пример Украину, Югославию. Перечень стран, подвергшихся внешнему воздействию, велик. Все страны, в которых происходят или происходили волнения, восстания, гражданская война испытывали, в основном, внешнее воздействие, которое приводило в первую очередь к хаосу. За каждым таким фактом, случаем стоят США. Все остальные, поддерживающие политику агрессора, не имеют ни право голоса, ни собственного мнения. Разрушение экономики, социальной сферы, безопасности какой-то страны обязательно вносит большие проблемы в регион. Война на Украине обязательно скажется на стабильности всей Европы в самых разных сферах ее жизнедеятельности. Ирак был мощнейшим государством региона, влиятельным политическим игроком. Агрессия США разрушила систему и сложившийся баланс. Она целеустремленно разрушила государство. То, что мы наблюдаем сегодня, – прямое следствие той агрессии и, несомненно, реализация очередного плана Вашингтона. Религиозные, национальные и социальные подоплеки этих потрясений – лишь инструментарий воздействия на конкретный регион.

В настоящее время настойчиво обсуждается новая парадигма джихадизма, после того как группа Исламского Государства в Ираке и Леванте (названная позже «Исламским Государством») объявила о создании Исламского Халифата. Корректна ли такая трактовка?

– Провозглашение создания «Халифата» одной группой мусульман, какие бы цели и интересы они не преследовали, не соответствует смыслу понятия Халифат. Самопровозглашение, а это именно так и произошло, перечеркивает принцип образования этой религиозно – политической и территориальной структуры. Такой «Халифат» опасен для всех и особенно для мусульман и их религии. Халиф мусульман избирается большинством голосов лидерами исламского мира, которые обладают реальной властью и официально представляют свои территории. Авторитетные исламские ученые-богословы не признают ни провозглашение «Халифата», ни его руководителя.

Можно ли было предусмотреть такое развитие событий в Ираке ранее? Международное сообщество, не говоря уже об иракских властях, очевидно, захвачено врасплох развитием событий и не контролировало ситуацию. Мы видим, что на смену сокращающемуся влиянию Аль-Каеды пришел подъем более жестокой, более радикальной и непредсказуемой организации. Можно ли было избежать такого развития событий?

– То, что в Ираке после вторжения США и НАТО царит хаос и беззаконье – очевидно. Агрессоры намеренно разрушили все государство, все его структуры. Разрушили баланс между различными группами – не только между суннитами и шиитами, но и межплеменными отношениями, сложившийся за десятилетиями правления Саддама Хусейна и позволявший иметь стабильную государственную систему. Ирак разрушили надолго, на перспективу, именно с целью затянуть восстановление былого государства и убрать его с политической и экономической арены. Так что появление радикальных группировок было подготовлено созданной ситуацией и, думаю, контролировалось теми же американцами. То, что каждая следующая группировка будет более жесткой и радикальной, не вызывает сомнений. Международное сообщество полностью деморализовано давлением США, подчинено их политике, и никакого контроля или противодействия не ведет. А политика Америки направлена на дезорганизацию любой самостоятельной власти.

Я вас хочу вернуть опять в Европу. Разве события на Украине не схожи с происходящим в Ираке? Только видимая, принимаемая за основу причина не религиозная, а национальная и даже идеологическая. Украина – это суверенное государство, но когда его политикой управляет госсекретарь США, директор ЦРУ, сенаторы чужой страны и все их действия наносят урон интересам Украины, интересам Европы, то куда смотрит международное сообщество? Цинизм американской политики и «страусинное неведение» политиков Европы приведет континент к печальному итогу. Ложь и искажение фактов по ситуации на востоке Украины опровергаются четкими аргументами на другой же день, но это уже не волнует идеологов лжи, и они сливают очередную сенсацию. Пример: зверское убийство пассажиров самолета не сходило с первых новостных полос, а огульное обвинение России в этом удивляло даже многих европейских политиков. ukraine-air-strikeНо как только стали проявляться факты возможного участия украинских диспетчеров и, что логично, обозначилось вина государства Украины, как об этой трагедии забыли все. Более гнусного использования жизни людей в очередной провокации не придумаешь. Мне кажется, что и авиакомпания исламской страны была подобрана не случайно. Европа молчит.

Уничтожение мирных граждан, намеренное разрушение социальной инфраструктуры системами залпового огня, использование бомб с фосфорной начинкой и другие явные признаки военного преступления говорят об агрессии против человечества. Но Европа и здесь не видит крови и слез уничтожаемого населения.

Идет война, разрушающая мощное государство Европейского содружества, разрушающая экономику Европы, ее стабильность, а европейские политики обвиняют в этом при явном давлении США Россию. Но министр иностранных дел России не сидел в кресле Порошенко и не давал ему указаний, как это позволил себе госсекретарь США. И другие российские чиновники такого ранга не позволяют себе подобного хамского поведения и преступных указаний. Хотя происходящие события в сфере интересов российского государства – если не ошибаюсь, Россия вроде бы поближе к Украине, нежели США. Но и в данном случае европейские политики заняли самую неконструктивную позицию по отношению к России. Неужели им не видно, что действия США только разрушают экономическое и политическое единство Европы, и делают это системно? Штатам не нужна сильная, самостоятельная Европа. Мне кажется, и европейским политикам это тоже не так важно. Удобнее ни за что не отвечать, поглядывая из-за спины американских госсекретарей и сенаторов. Я не специально перевел ракурс с Ирака на Украину, думается, так нагляднее объяснить происходящее. Суть в обоих случаях одна: развал государства, хаос и падение экономики в регионе, и на этом фоне – усиление политической гегемонии США.

Если Ислам – религия мира, почему так редко мы слышим мусульманских религиозных лидеров, отчетливо выражающих свою позицию, в сравнении с агрессивной (причем как в переносном, так и в прямом смысле) пропагандой экстремистских групп?

– Несомненно, Ислам – религия мира и справедливости. Цель ниспосланного Господом нашим откровения – открыть людям сердца и привести их к поклонению Ему путем установления справедливости и благодеяний. Оглядываясь на реалии нашего времени, конечно, трудно понять происходящее, но с точки зрения религии – одно объяснение: слишком велико число следующих за шайтаном, потерявших истину и блуждающих в невежестве. Конечно, есть мусульманские богословы, жестко говорящие о несоответствии многих деяний принципам шариата и духу Ислама. Есть религиозные лидеры, твердо заявляющие о своей позиции. Главное, есть Коран и Сунна пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует. Но шайтан и его приспешники вводят людей в заблуждение и насаждают величайший грех. Это положение народов, не только исповедующих Ислам, это проблема многих людей и многих государств, как на Востоке, так и на Западе. СМИ, в первую очередь западные, заняты распространением информации, выгодной той же политике агрессивного воздействия. North_OssetiaОбъективная и позитивная информация их мало интересует, поэтому голоса мусульманских религиозных лидеров не всегда слышны. 20 августа в Стамбуле проходила конференция исламских ученых, но ее обращение и резолюция в мировых СМИ не получили должного резонанса.

– Как Вы оцениваете влияние событий на Ближнем и Среднем Востоке на мусульманские общины Кавказа? Могут ли они спровоцировать новые угрозы безопасности в регионе?

– Международные отношения и связи в наш век коммуникабельности и глобализации не позволяют многим процессам и действиям экономического, политического, а также религиозного характера замыкаться в границах страны или региона. Конечно, события на Востоке будут влиять на внутреннее состояние многих государств. Как и насколько активно – будет зависеть от ситуации в самих этих странах, как межнациональной и межрелигиозной, так и социальной. И мусульманские общины Кавказа, конечно, не остаются в стороне от мировой информации, и она обсуждается, но сегодня внутренняя стабильность и управляемость кавказских республик России высока, и образование новых очагов напряжения вряд ли возможно.

 –Идея Всемирного Халифата косвенным образом затрагивает и Европу. Существует ли в радикальном Исламе дискурс, ставящий цели на европейском континенте?

Радикального Ислама нет в принципе. Религия, проповедующая мораль и добро, справедливость и богобоязненность, не может быть носителем агрессии. Но люди по своей сути – заложники страстей и невежества, и поэтому проблемы человека любого вероисповедания и любой национальной принадлежности, подверженного страстям и желанию довлеть над остальными, приводят его к радикализации и, конечно, влияют на общество. Невежество в религии – вещь опасная. Целенаправленные манипуляции заинтересованных лиц могут приводить к радикальным мыслям и настроениям целые группы верующих. Но они не отображают гуманной идеологии ислама и не могут по этой причине быть созидателями начала любой идеи.

Беседу вела главный редактор Power&Politics World, Габриэла Ионицэ и редактор Татьяна Жукова.