Tag Archives: ISIS

Глобальная трансформация макрорегиона

Romanian-flag

Интервью секретаря-координатора Кавказского геополитического клуба Яны Амелиной (на фото на главной страница сайта) румынскому аналитическому изданию Power&Politics World

– Как было воспринято в кругах исламского сообщества в России решение Кремля вывести основные авиационные силы из Сирии?

– Спокойно и с пониманием. Напомню, что перед началом операции российских Военно-космических сил в Сирии многие известные деятели российского мусульманского сообщества, наконец, выпустили фетвы (богословские заключения), запрещающие единоверцам участие в сирийских событиях на стороне запрещенной в РФ террористической группировки, именующей себя «Исламское государство». «Наконец» – потому что религиозные деятели, в реальности, а не для «пиара» озабоченные борьбой с распространением радикального исламизма, сделали это значительно раньше и без указаний со стороны.

Yana AmelinaОтмечу, что первая в России фетва такого рода была выпущена еще в мае 2013 г. (то есть за год до провозглашения «ИГ» т.н. «халифата») религиозным советом Духовного управления мусульман Республики Северная Осетия-Алания, председатель которого, муфтий Хаджимурат Гацалов, в свое время также давал интервью вашему уважаемому изданию (оно, кстати, вошло в его книгу «Россия и ислам: на острие атаки», вышедшую в марте 2016 г.). В августе 2015 г. ДУМ РСО-А выпустило еще одну фетву, уже непосредственно применительно к «ИГ». Укажем также, что Духовные управления мусульман нескольких республик, для которого проблема отъезда боевиков на Ближний Восток стоит принципиально острее, чем для Северной Осетии (в частности,  Дагестана и Татарстана), как говорится, до последнего тянули с вынесением богословского заключения, а в Казани так до сих пор этого не сделали.

Более-менее реальную картину отношения российского исламского сообщества к ситуации вокруг Сирии дают результаты социологического исследования, проведенного в ноябре 2015 г. BAIKAL Communications Group при участии Кавказского геополитического клуба по заказу министерства печати  и информации Республики Дагестан (оно до сих пор остается единственным опросом такого рода, материалы которого находятся в открытом доступе). Несмотря на то, что исследование проводилось только в Дагестане (республику можно смело назвать моноконфессиональной – мусульманской), оно выявило ряд тенденций, характерных не только для РД.

Так, оказалось, что  оппозиционность дагестанского исламского сообщества российскому государству значительно преувеличена, как и роль материального фактора в формировании привлекательности радикально-исламистских группировок. Большинство мусульман (52%), вопреки голословным заявлениям представителей федерального исламистского лобби об едва ли не единодушном неприятии ее мусульманами, поддерживает российскую операцию в Сирии и, более того, считает, что она улучшит отношение исламского сообщества к государственной власти. По 14% опрошенных не поддерживают политику РФ или безразличны к этой проблематике, 21% затруднился с ответом на этот вопрос. Скорее всего, реальных сложностей он не вызвал – просто не было желания декларировать, хоть и анонимно, свою позицию. Среди молодежи цифра поддержки ниже – 46%, тогда как не поддерживают или безразличны – по 17%. Зато в возрастной группе 45-59 лет поддержка вырастает до 59%, а в группе старше 60 лет – до 64%. 46% всех опрошенных убеждены, что российская операция в Сирии улучшит отношение российских мусульман к государственной власти (11% полагают, что ухудшит, а 18% – не окажет никакого влияния). В молодежной возрастной группе таковых 52%.

При этом 42% опрошенных полагают, что главная причина привлекательности «ИГ» связана с отсутствием возможности проявить себя, заработать, улучшить жизнь. 32% говорят о низкой религиозной грамотности исламской молодежи, 21% – о возможности заработать путем участия в незаконных вооруженных формированиях, 16% – о недостаточной работе с молодежью лидеров традиционного ислама, 10% – об убедительности радикальных пропагандистов, 8% – об идее халифата как государства абсолютной справедливости (среди молодежи таковых 14%). И только 6% связывают влечение к радикализму с нарушением прав мусульман в РФ.

Что касается последнего, то 57% дагестанцев (включая как молодежь, так и старшую группу) убеждено, что исламское сообщество в республике и стране свободно развивается в рамках действующего законодательства. Однако о том, что мусульмане испытывают проблемы и сложности, заявило 22% и почти столько же затруднились с ответом. Те, кто говорит о трудностях, обосновывают свою позицию ограничениями мусульман в отношении ношения хиджаба и т.д.

Опрос свидетельствует, что мусульманское сообщество Дагестана руководствуется в первую очередь нормами и требованиями традиционного ислама (34%). Почти четверть жителей республики считает, что определяющими являются общероссийские требования и нормы, предъявляемые к религиозным структурам, и лишь 13% убеждены, что местные мусульмане ориентируются на ситуацию, складывающуюся в мировом исламском сообществе (впрочем, среди молодежи таких практически половина). Все это выбивает почву из-под пропагандистских спекуляций на подобные темы, намечая четкие направления первоочередного приложения усилий для правоохранительных органов, общественных организаций и религиозных структур, призванных заниматься профилактикой экстремистских проявлений.

Distribution_of_ethnic_groups_in_Crimea_2001Учитывая, что представители силовых органов уже второй год говорят примерно о 2000 выходцев из России, присоединившихся к «ИГ» (эта цифра не растет), можно уверенно констатировать, что популярность радикально-исламистских идей в среде российских мусульман далеко не столь велика, как хотелось бы раздувающим «мировой исламистский пожар». Об этом же свидетельствует фактическая смерть запрещенной в РФ террористической организации «Имарат Кавказ», активно действовавшей в двухтысячных годах на Северном Кавказе. Правоохранители четко работают по «возвращенцам» с Ближнего Востока, арестовывая их прямо при пересечении российской государственной границы. Боевикам и пособникам «ИГ» грозят большие сроки, и суды на них не скупятся.

Попытки переноса ближневосточной нестабильности на российскую территорию в целом не удались, хотя, к сожалению, отдельные инциденты все еще происходят и, вероятно, будут происходить и впредь: полностью ликвидировать террористическую угрозу не удалось ни одному государству мира. Максимальная зачистка «исламского поля» от распространителей экстремистских идей – в интересах не только российского государства, но и, в первую очередь, самого мусульманского сообщества, что оно прекрасно понимает.

Операция российских ВСК в Сирии, между тем, продолжается – хотя и в меньших военных масштабах, но с выходом на иные смысловые уровни. Прекрасным примером этому стал концерт оркестра Мариинского театра под управлением маэстро Валерия Гергиева 5 мая в освобожденной Пальмире. В отличие от некрофилов из «ИГ» и их кукловодов с Запада Россия несет на Ближний Восток великую культуру, мир, самую жизнь – так надо понимать этот простой посыл.

– Недавние крупные теракты в Анкаре произошли как раз тогда, когда в повестке президента Турции Эрдогана были переговоры по реализации трансазиатского трубопровода. Можно ли это считать простым совпадением?

– Полагаю, что да. Суть происходящего принципиально шире, чем какие-то там трубопроводы, которые еще нужно построить, наполнить и заставить функционировать. Весь макрорегион Ближнего Востока – Большого Кавказа переживает глобальную трансформацию, сопровождаемую сотнями тысяч человеческих жертв, и эти процессы еще далеко не закончены. Трубопроводы на этом фоне – мелочь, о которой вообще не стоит говорить.

– Сказывается ли ухудшение взаимоотношений РФ и Турции не только на экономическом взаимообмене, но и на настроениях этнических общин тюркского происхождения в России?

– Скорее, этот фактор пытаются использовать для того, чтобы оказать определенное давление на российское руководство. Именно так следует расценивать ряд заявлений об обеспокоенности в связи со сложившейся ситуацией, прозвучавших из казанского Кремля. Однако попытки спекулировать на некоем «тюркском братстве», которого в реальности не существует, в нынешних обстоятельствах очевидно неуместны. Не случайно мы больше не слышим подобных эскапад в публичном пространстве. Местечковые экономические и иные интересы, разумеется, не могут служить аргументом в ситуации, когда на другой чаше весов лежит гибель русских военнослужащих и честь нашей державы. Нынешнее состояние российско-турецких отношений крайне прискорбно, однако решение проблемы – в руках турецкой стороны, которой следует начать с публичных извинений и компенсаций семьям погибших бойцов. Пока этого не произойдет, рассуждать о каком-то «братстве», «узах» и прочем и непродуктивно, и просто безнравственно.

– Влияет ли на настроения тюркского населения в России «размораживание» армяно-азербайджанского конфликта?

– Если и влияет, то весьма ограничено. Россияне тюркского происхождения живут, скорее, внутренней повесткой дня. Историко-культурная общность различных тюрских народов – больше пропагандистское преувеличение, чем реальность общественно-политических процессов. Азербайджан ни в коей мере не является образцом для подражания российских тюрок, а некоторые из этих народов, в частности, татары, относятся к этому примеру постсоветского государственного строительства даже с некоторой долей пренебрежения. Попытка возобновления силовой стадии карабахского конфликта не вызвала потока добровольцев, намеренных воевать на азербайджанской стороне, из числа российских тюрок. Это вряд ли произойдет, даже если в Карабахе (упаси Господи) начнется полномасштабная война. Вообще, армяно-азербайджанское противостояние слишком незначительно по масштабам для большинства россиян, привыкших мыслить иными категориями, вне зависимости от этнического происхождения. (…)

Интервью подготовила Габриэла Ионице

Full version – Russian Language on Кавказский геополитический клуб

Advertisements

Российский военный эксперт Евгений Крутиков: ”Армия США еще с первой Войны в Заливе привыкла «воевать в прямом эфире» и Минобороны России не имеет пока достаточного опыта в этом смысле”

Romanian-flag– Уже две недели весь мир напряженно смотрит в сторону России и вмешательства в Сирию. Для начала, скажите, пожалуйста, какова атмосфера на Командном Национальный центр управления обороны РФ и Министерство Обороны России?

Evgeny_KrutikovЕвгений Крутиков: – Для начала надо определиться с терминами. Никакой «российской интервенции» или «вмешательства» [1] в Сирии нет. Российская авиационная группа и службы поддержке находятся на территории Сирии абсолютно законно, по приглашению законного правительства этой страны. Также нет никакого давления «целого мира» на Россию в связи с событиями в Сирии. Постоянные встречи российского руководства с лидерами множества стран, особенно арабских, тому подтверждение. Что же касается «атмосферы» в Национальном центре управления обороны РФ, то такого понятия не существует. В работе Министерства обороны отсутствуют эмоции, и как-то «змоционально» охарактеризовать работу командного центра нельзя. Это ежедневный, размеренный и регламентированный труд, в котором отсутствуют внешние факторы влияния.

Евгений Крутиков – известный российский политолог и военный эксперт, специалист по проблемам Кавказа и Балкан. Он окончил Московский Военный институт иностранных языков.

– После первого вмешательства  Воздушно-космических сил России в Сирию, западные СМИ быстро ”вспыхнули”. Сколько пропаганды и как насчёт реальных “сопутствующий повреждений” в этой информационной войне?

–  Пропаганда и информационные войны сейчас, к сожалению, не способствуют взаимодействию между всеми союзниками, включая Россию и западные страны. Если на военном уровне кооперации с каждым днем все больше и больше, то пропагандистские машины, наоборот, только искажают реальность во вред реальному сотрудничеству. Информационные войны никак не связаны с практической стороной событий в Сирии. Они преследуют в основном внутриполитические цели, в том числе, и в США. Предвыборная обстановка, стремление администрации Барака Обамы «войти в историю», желание эффектно продемонстрировать свою силу – все это пропаганда. Реальная же оценка результатов российской военной помощи правительству Сирии будет возможна только через несколько недель, когда сирийские войска самостоятельно смогут продемонстрировать свои возможности в борьбе с радикализмом и экстремизмом.

– По вопросам пропаганды против России… я заметила, что Вы несколько расстроен тем, как отвечает Отдел Печати Министерства Обороны РФ. Почему? Какой с Вашей точки зрения самый лучший способ управления этими атаками?

–  Российское Министерство Обороны не имеет пока достаточного опыта, чтобы противостоять насыщенной антироссийской пропаганде различного происхождения. Российская армия не участвовала в подобных операциях, в отличие от американской. Армия США еще с первой Войны в Заливе привыкла «воевать в прямом эфире». Это стало даже «визитной карточкой» американских военных операций в «третьем мире». У российского министерства обороны такого длительного опыта нет, хотя, надо отдать должное, оно быстро учится. Сейчас уже нет таких проблем, которые были у российской военной пропаганды во времена событий в Чечне, когда значительная часть журналистского сообщества была настроена антироссийски и антиармейски.

Defence_Russia2Сейчас это не вопрос идеологии, а вопрос практики, опыта и технического обеспечения. А все это при желании приходит со временем. В России последние примерно лет 10 очень вырос престиж армии и армейской службы. На службы приходят очень перспективные молодые люди с хорошим образованием и разносторонними знаниями. В том же Национальном центре обороны на дежурстве находятся десятки молодых людей, блестяще говорящих на нескольких редких языках. Они же обеспечивают, например, линии прямой и экстренной связи с министерствами обороны США, Франции, Израиля, Турции, Саудовской Аравии. Так что в этом аспекте Министерство обороны заслуживает не критики ради критики, а скорее подсказок «со стороны».

– Россия создала в регионе потрясающую систему сбора и обработки информации. Но некоторые эксперты заявили, что Россия не имеет необходимых высоких технологий и это является серьезным ограничением. (”Лётно-технические характеристики напрасны если Вы не знаете, куда целиться” – П. Фелгенхауер). В данном случае это миф или обман?

– Мне жаль, что приходится разъяснять некоторые персональные особенности, но сейчас именно такой уровень «экспертизы» и стал одним из базовых элементов пропаганды и информационной войны. Павел Фенгельгауэр считается на Западе «военным экспертом» по недоразумению. Ученый-биолог, он в начале 90-ых годов «назначил себя» военным журналистом, а потом и «экспертов», не служив в армии, но зато регулярно посещавшим приемы в посольствах. Его профессией стала дискредитация российской армии во все времена ее становления – как при Ельцине, так и при Путине. В августе 2008 года в первый же день войны в Южной Осетии он заявил, что российская армия будет разгромлена, потому что она «технически устарела» и пообещал полное уничтожение российской авиации силами ПВО Грузии. Комментировать этот «прогноз» нет никакой необходимости.

Я могу привести больше примеров его «экспертных оценок», в том числе, и из личного общения, но одного этого уже достаточно. К сожалению, такие «эксперты», как он, считаются авторитетными для западного общественного мнения не потому, что они действительно умны и осведомлены, а потому что они говорят то, что Запад хочет слышать. Фенгельгауэр уже много лет живет в эмиграции и никакого представления о современной российской армии не имеет, как не имел и ранее. Его слова для специалистов ничего не значат.

По сути же, российская авиации и флот продемонстрировали очень высокую эффективность в короткие сроки. При этом, надо понимать, что российские авиаудары не хаотичны, а преследуют точную военную цель. Они обеспечивают правительственным войскам возможности для перехода в наступление. Не «вообще», а на конкретных участках фронта в соответствии с данными разведки. Одновременно подрывается система снабжения исламистов и возможности для пополнения фронта подкреплениями. Эта тактика гораздо более эффективна, нежели бесконечное преследование по пустыни отдельных маленьких групп экстремистов без возможности подкрепить эти действия «на земле».

Чисто военно-технические характеристики российского вооружение также никто не ставит под сомнение. Более того, сейчас российская авиация и флот обладают возможностями изменять свою тактику и характеристики вооружения в зависимости от целей и обстановки.

– “Washington Post” заявил, что, так как есть серьезные подозрения об истинных намерениях США в Сирии, Россия начала сопровождать в миссии свои бомбардировщики с истребителями Su-30 SM, это правда?Sukhoi SU-30SM

– На авиабазе Хмеймим около сирийской Латакии размещены, в частности, несколько истребителей Су-30СМ. Нет ничего удивительно, что для поддержки штурмовой авиации приданы истребители. Это обычная практика. Никто никогда не оставить бомбардировочную и штурмовую авиацию без истребительного прикрытия. Это «дважды два» военной тактики, вне зависимости от того, использует ли потенциальный противник воздушное прикрытие или нет. Сейчас нет никакой опасности воздушного столкновения с авиацией США или других стран западной коалиции. По последним данным, между ВКС РФ и ВВС США достигнуты договоренности даже об обмене кодами «свой-чужой». А это ранее невиданный уровень кооперации, позволяющий говорить о полном исключении возможных случайностей в небольшом воздушном пространстве Сирии.

– Вмешательство России будет ограничено Военно-Воздушными Силами, а на земле будут сосредоточены войска Башара Аль-Ассада и Хезболлаха? Или стратегия может изменится и мы увидим русские солдатские сапоги на Сирийской земле?

– Повторюсь: никакой «российской интервенции» в Сирии не существует. Порядок и цели пребывания российских войск в Сирии определен запросом Дамаска и двухсторонними соглашениями между РФ и Сирией. Москва не заинтересована в каком-либо долгосрочном втягивании в военные действиям. Также нет никакой заинтересованности в физическом контроли за территорией или каких-либо формах «оккупации» или чего-либо подобного. Правительство в Дамаске должно постоять за себя самостоятельно, а российская армия может только немного помочь.

– Как насчёт Китая?

– Позиция же Китая, как обычно, не проявлена четко. Пекин в принципе не стремиться открыто проявлять свою позицию в регионах, где его интересы непосредственно не представлены.

– Между прочим, как оценит Россия ощутимые результаты этой военной кампании?

– У России нет никаких территориальных интересов в регионе. Сейчас сложно однозначно говорить о далеко идущих целях российского присутствия регионе, но они явно прежде всего политические, а не прагматические. Тем более, они не лежат в территориальной или экономической плосткости.

 Беседу вела Главный редактор PPW, Габриэла Ионицэ

Thanks to Форум Министерства обороны Российской Федерации  because is sharing my interview.

_____________________________________________________

[1] The deliberate act of a nation or a group of nations to introduce its military forces into the course of an existing controversy, Dictionary of Military and Associated Terms. US Department of Defense 2005.