Welcome on front and backstage of power&political world !

I hope you will consider useful the time spent here

and you are welcome to come back anytime.

02_blue-iceberg_011
NordensArk_logo

В случае военного конфликта, первые цели это базы НАТО соседи с Россией

О главных проблемах в международном сообществе, но особенно об угрозах России и напряженность в регионе, я, вступив в диалог с директором Российского Института Стратегических Исследований (РИСИ), генерал-лейтенантом (в отставке) Леонидом Решетников

Romanian-flag

– Представляется ли Шанхайская организация ответом на вопросы, поднимающимися в связи с расширением пространства Европейского союза или она – ответ на вопросы, связанные с интересами в области безопасности региона Дальнего Востока?

Leonid ReshetnikovЛеонид Решетников: – ШОС является, прежде всего, организацией, которая призвана наладить взаимоотношения стран Дальнего Востока и Центральной Азии в области безопасности. Это её главная задача и, как таковая, она и развивается. Говорить о том, что ШОС – это ответ на расширение ЕС, неправильно. Такая альтернатива вообще не рассматривается. В первую очередь ШОС – отражение интереса России к региону Азии и Дальнего Востока. Россия постепенно, но уверенно и последовательно разворачивается в сторону Азии в вопросах экономического, политического и гуманитарного взаимодействия. Этот поворот будет осуществляться и далее, потому что на западном направлении Россия в настоящее время не видит больших возможностей для развития экономических и политических связей. Западная Европа оказалась несамостоятельна в своих решениях по вопросам сотрудничества с Россией.

– На Ваш взгляд, какое будущее у Африки?

Л.Р.: – Ближайшее будущее у Африки трудное, потому что, получив независимость, Африка тем не менее не получила поддержки в своём развитии от стран, которые долгое время эксплуатировали её как колонию. Сегодня африканские государства в большинстве стоят перед серьёзными экономическими, гуманитарными и политическими проблемами: отсутствие стабильности, слабое развитие экономики, перенаселение, безработица – всё ведёт к тому, что они будут иметь ещё более серьёзные трудности в самом ближайшем будущем. Также надо отметить, что и Соединённые Штаты Америки, и страны Западной Европы по-прежнему относятся к Африке как к источнику получения максимальной прибыли и практически мало что вкладывают в развитие этого континента, вследствие чего получают негативный ответ в виде огромного количества беженцев и мигрантов. Негативные тенденции переселения впредь будут только усиливаться, а у Европы совершенно нет противодействия. Каждый год Африка, как и некоторые другие азиатские страны, будет выдавать на-гора десятки, если не сотни тысяч мигрантов, с которыми Европа будет не в состоянии справиться.

– Готова ли Россия к демографическому спаду?

Л.Р.: – Демографический спад, преследующий Россию многие годы, прекратился, и в настоящее время наблюдается прирост населения. На мой взгляд, это успех нашей социальной политики. В течение нескольких лет отмечается рост рождаемости за счёт развернувшейся борьбы с абортами. К огромному сожалению, сейчас Россия пока ещё остаётся одной из первых стран мира по количеству абортов. За счёт проведения политики антиабортов мы сможем постепенно смягчить демографическую проблему. Поэтому, если спад и будет, то он уже не окажется таким драматическим. Также отмечается прирост населения за счёт многочисленных переселенцев из русскоязычных стран ближнего зарубежья: так называемые демократы в Прибалтике или других странах ближнего зарубежья практически заставляют жителей покидать свою страну, где они родились и жили десятилетиями.

– Стратегия США и России в Арктике основана на гипотезе глобального потепления. Данная стратегия предусматривает, что будет получен доступ к месторождениям из Арктической зоны. Что случится, если глобальное потепление не продолжится?

Л.Р.: – Российские учёные пока не определились, будет ли потепление, похолодание или всё останется по-прежнему. Продолжаются дискуссии, но учитывая непредсказуемость развития ситуации, наша страна на всякий случай готовится к тем вызовам, которые могут возникнуть в результате глобального потепления, начинает более активно использовать месторождения арктической зоны. Тем не менее, эти возможности, скорее всего, возникнут как минимум через несколько десятилетий, поэтому обсуждать этот вопрос сейчас можно, но чисто теоретически. Если не случится глобального потепления через несколько десятилетий, то надо будет искать новые источники энергоснабжения и развивать энергетику. Запасы нефти и газа в России, как бы не писали западные аналитики, весьма значительны. Разведанных запасов вполне может хватить на 70-80 лет, и за эти годы будет идти поиск других видов и источников энергии.

Вы считаете, что ИГИЛ– это фикция, подделка и террористы, которых поддержали США? Готова ли Россия стать соседом Исламского Государства?

Л.Р.: – ИГИЛ в своём зародыше, как и все известные террористические организации, имеет отношение к ЦРУ и другим спецслужбам Соединённых Штатов Америки. У американцев есть такая своеобразная игра, в которую они любят играть: спецслужбы США создают разные террористические, экстремистские, умеренные организации и считают, что они становятся полезными для решения каких-либо тактических задач. Тем не менее, как всегда и бывает у американцев, замышляли одно, а получилось другое. Судя по всему, они просто до сих пор не научились просчитывать последствия. И это характерная черта многих американских спецслужб и аналитиков. В результате ИГИЛ, выросшая из таких вот ЦРУшных подстав, превратилась в крупную экстремистскую организацию, которая воюет прежде всего с США, как это в своё время было с Аль-Каидой и талибами. Видимо, американцев история вообще ничему не учит, особенно в отношении России. Теперь в лице ИГИЛа мы имеем действительно крупную и жестокую организацию, наводящую страх в странах Арабского Востока и Центральной Азии.

– Увидем ли мы в ближайшем будушем образование Исламского государства в этом регионе?isis-libya

Л.Р.: – С точки зрения среднесрочной перспективы ИГИЛ как государственное образование не просуществует долго и вообще не оформится в реальное государство. Конечно, в истории бывали случаи, когда бандиты формировали некое государственное образование, но долго оно не существовало. Даже такой талантливый и очень известный бандит как Гитлер продержался у власти всего 12 лет. Поэтому сейчас надо останавливать ИГИЛ и бороться с ним, объединяться для этого даже с прародителями ИГИЛа – Соединёнными Штатами, которые и должны быть наиболее активны в этой борьбе. Уж если они породили такого урода, то они и несут ответственность за то, что этот урод приносит беды миру. Россия хочет сотрудничать в борьбе с распространением исламского экстремизма, мы будем продолжать бороться с ним в любой форме: создали ли этот экстремизм американцы, или он сам вылупился из яйца – не имеет значения.

– Перед началом кризиса в Украине, стратегия России по отношению к европейскому пространству заключалась в укреплении сотрудничества между Европейским союзом и Евразийским союзом. Актуальна ли эта стратегическая защита сейчас?

Л.Р.: – Отношения России с Европой и Европейским союзом до украинского кризиса складывались весьма успешно. Наш проект Евразийского союза не был проектом альтернативы, он должен был способствовать развитию непосредственно России и российской экономики. Поэтому мы в отношениях с ЕС и Европой дошли до серьёзных высот: экономического, гуманитарного, политического сотрудничества. В ответ на то, что Россия открыла для Запада все свои экономические возможности, Европа совместно с США устроила и приняла активное участие в организации государственного переворота на Украине. Мы получили этот переворот на исторически общей для наших братских народов территории. Отсюда возникает вопрос: действительно ли актуально развитие отношений с Европой в ситуации, когда она наносит удар нам в спину? Мы с большим сомнением относимся к данной перспективе. То, что произошло на Украине – просто элемент человеческой непорядочности, «нечистоплотности». Сейчас многие аналитики и политологи склоняются к тому, что самое перспективное направление развития России – восточное направление. Конечно, с Западом надо продолжать поддерживать отношения и использовать какие-то экономические возможности, но не стоит поддаваться иллюзиям, что с нынешним Евросоюзом возможно достичь доверительного сотрудничества.

– Недавно была опубликована электронная переписка, из которой следовало, что Москва финансировала Национальный фронт Мари Ле Пен, как доказательство того, что и Россия ведет себя подобным образом. Действительно ли РФ финансирует европейские НКО, которые потом может использовать для продвижения собственных интересов в тех случаях, когда дипломатия или другие рычаги давления не работают?

Л.Р.: – Российская Федерация – ведущее государство мира, у неё есть много сторонников и почитателей в других странах, которые считают, что Россия является важным фактором мировой политики, и что надо заканчивать с политикой гегемонизма, проводимой США, а мир должен быть многополярным. В этом ключе и работают некоторые НКО. К сожалению, у нас таких организаций практически ничтожное количество. Если они и получают определённые средства из России, то это наоборот хорошо, так как им нужно на что-либо существовать. Например, если в той же Румынии появится НКО, которое будет выступать под лозунгами многополярности и дружбы с Россией, то оно, конечно, не получит от румынского государства никакой поддержки. Поэтому НКО нужно хоть как-то финансово обеспечивать. Естественная политика России, как ведущего государства и мировой державы, заключается именно в поддержке таких некоммерческих организаций. К сожалению, должен отметить, что наше руководство уделяет очень небольшое внимание этой линии. В настоящий момент в данной сфере мы действуем значительно слабее, чем, например, Франция, которая активно работает в области франкофонии. Я уже не говорю о США, Германии или Великобритании, которые содержат на территории России известные фонды и различные некоммерческие организации. НКО стали неотъемлемой частью жизни государств и мировой политики, поэтому надо вплотную заняться развитием этого направления в России. Единственное, хотелось бы отметить, что НКО не должны вмешиваться во внутреннюю политику той страны, где они осуществляют деятельность, а также пытаться участвовать в политических процессах и интригах.

– Каковы сейчас перспективы для того, чтобы общение между Россией и НАТО было «морожено»? Каковы в настоящее время перспективы политики ”изоляции” России, в свою очередь, международного сообщества ?

Л.Р.: – Во-первых, у нас сейчас вполне нормальные отношения с ООН. Отношения с НАТО холодные. Обоснованный, я бы сказал. Во-вторых, отношения России со многими странами мира развиваются весьма успешно. В Европе, а особенно в Восточной Европе, должны понять, что кроме США и ЕС в мире существуют ещё другие 100 стран, с которыми Россия поддерживает прекрасные дружеские отношения, а этот «европупизм» (от слова пупок) должен улетучиваться из мозгов. Кстати, Парад Победы 9 мая на Красной площади ясно это показал: у нас на празднике было около 40 президентов и премьер-министров из различных стран. Очевидно, что речь о размораживании отношений с ООН здесь вообще не идёт. В данный момент стоит вопрос только о взаимоотношениях с рядом ведущих европейских стран и следующими за ними в фарватере полунезависимыми странами Восточной Европы. Со всеми остальными государствами у нас вполне успешное сотрудничество, особенно с такой великой державой как Китай, а также с Индией, Бразилией, Аргентиной, Египтом. Это крупные страны со своей историей и традициями, своими цивилизационными элементами, поэтому недостатка в партнерах мы не видим и ничего размораживать нам не надо. Что касается Европы, если она сделает правильные выводы, то мы пойдём на развитие отношений с ней. Если говорить о странах Восточной Европы, то от их позиции и взглядов ничего не зависит: что скажет Брюссель, то они и будут делать.

– Если сценарий вовлечения Приднестровья маловероятен, считаете ли Вы, что опасения Республики Молдова преувеличены? Являются ли они раздутыми с пропагандистскими целями лидерами в Кишиневе?

Л.Р.: – Приднестровье, как независимое образование, существует уже почти 25 лет. Это очень большой срок, не меньший, чем у так называемой независимой Украины. Тем не менее, Запад по каким-то только ему понятным причинам признаёт независимость Украины, но совершенно не признаёт независимость Приднестровья, хотя там проходили такие же законные референдумы, проводили такое же голосование. Выходит, Западу нравится сталинское решение национальной проблемы, те границы, которые установил диктатор, и его совершенно не интересует мнение народа Приднестровья. Но почему тогда учитывается мнение народа Украины? Мы в институте рассматриваем Приднестровье как де-факто независимое государство, а что думает об этом Кишинёв – его личные проблемы. Независимость Приднестровья прежде всего завоёвана народом, подтверждена референдумами, и говорить о том, что Приднестровье надо куда-то включать и исключать – это попросту неправильно. Надо решать эту проблему в первую очередь исходя из требований населения Приднестровья. Если надо провести ещё один референдум под эгидой ОБСЕ – пожалуйста, проводите. Но не занимайтесь глупостями, которые могут привести к большой войне, как сейчас это делает Кишинёв, который практически установил блокаду, пытаясь нарушить связи России с Приднестровьем, блокируя возможность посещения российскими политиками и общественными деятелями. То есть Кишинёв сознательно идёт на обострение ситуации. Хочу напомнить, что именно так в своё время делал Саакашвили в отношении Южной Осетии. Если бы он этого не делал и не шёл на такие агрессивные действия, то, наверное, вопрос Южной Осетии до сих пор оставался бы в первозданном виде. Результат, к сожалению, всем печально известен. Если кто-то захочет повторить опыт Саакашвили, он будет схожим. Это надо не забывать и учитывать везде: и в Кишинёве, и в Бухаресте, и в Вашингтоне.

110426-M-3545V-002.jpg– Могут ли компоненты ракетного щита в Румынии угрожать системе безопасности России? Румыния – не единственная страна, где расположены элементы данного щита, но все же «война высказываний» между Бухарестом и Москвой становится все более явной. Почему?

Л.Р.: – Что касается так называемого ракетного щита в Румынии, а если говорить нормальным открытым языком – баз США, то все должны чётко и ясно понимать: когда появляется база США-НАТО на территории любой соседней с Россией страны, то ракеты нашего ядерного щита в течение нескольких минут автоматически нацеливаются на эти базы. Это делается исключительно механически, здесь нет никаких политических решений. И таким образом должна поступать любая страна, так как готовиться к войне надо в мирное время, ибо вопросы национальной безопасности требуют именно такого решения. Румыния, как любая другая страна, которая с большой охотой предоставляет свою территорию для баз НАТО-США, должна это прекрасно осознавать. В случае возникновения военной ситуации первый ракетный удар будет нанесён именно по этим базам, и уж если Румыния играет в такие игры, то сама ставит себя под прямой удар и должна хорошо понимать, чем рискует. Хочу обратить внимание, что мы выступаем за развитие отношений с Румынией, но с учётом всех упомянутых негативных моментов отношения развиваются не очень благоприятно. В заключение как аналитик хочу подчеркнуть, что история должна хотя бы немного учить людей. А если политики не учатся на ошибках прошлого, то они – двоечники, и их надо передавать в школу для трудновоспитуемых.

Беседу вела главный редактор Power&Politics World, Габриэла Ионицэ. Спасибо за помощь редактора ”Аргументы Недели”, Александра Чуйкова.

Russia will hold about 4,000 various combat training missions in 2015

According press release published on the official page of Russian Ministry of Defence, Tuesday, 13 January 2015, the Russian Federation National Center for State Defence Control has hosted a meeting between the Minister of Defence and the key personnel of the Armed Forces. They discussed the key issues of the state defence to deal with in the year 2015.

***o analiza extinsă asupra noii doctrine militare ruse și implicațiile în contextul actual puteți citi aici (Română):

Russian Ministry of Defence, General Army Sergey Shoigu

Russian Ministry of Defence, General Army Sergey Shoigu

Minister of Defence, Army General Sergey Shoigu reiterated the necessity of increasing the capacity of national Armed Forces in all strategic directions and improving the quality of training of the troops. He also mentioned that the Plan of Russian Federation Defence for the period of 2016-2020 should be worked out. “We are drawing up a new Russian Federation Defense Plan for 2016-2020 to ensure timely placing and obligatory fulfillment of state defense orders in 2015 to have modern models of weapons and military equipment as planned” Defense Minister Sergey Shoigu said, as Moscow refocuses its major rearmament plan, worth over 20 trillion rubles ($310 billion) over the span of 10 years, according to a new military doctrine. President Vladimir Putin has introduced a new Military Doctrine in the context of the Ukraine crisis, deteriorating relations with the United States, the European Union and the North Atlantic Treaty Organization (NATO), as well as shifts within the international security environment. However, the doctrine appears innately defensive in its tone and content, offering some adjustments to the 2010 Military Doctrine, but retaining most of its core elements. This year, Shoigu said that Russian armed forces are set to receive some 700 armored and 1,550 other vehicles, 126 planes, 88 helicopters, and two Iskander-M missile systems. The navy will receive five surface warships and two multi-purpose submarines.

Also Ministry Shoigu turned his attention to the arrangement of the 201st military base garrison. He has brought into focus the necessity of creation of comfortable living environments for servicemen so that they could perform their tasks at a high quality level.

Russia will hold about 4,000 various combat training missions in 2015. A network of joint warfare training centers will be set up in every Russian military district, which by 2020 will all be interconnected by a single virtual battle space, according to the minister. In order to raise the professional level of its troops, the military hopes by the end of 2015 to recruit 52,000 contract soldiers, in addition to conscripts.

At the meeting there have been negotiated such key issues as fulfillment of tasks of the State Order – 2015; financing; re-equipment of the Armed Forces with modern armament, improvement of military infrastructure; issues of housing and social security of the servicemen;  surprise comprehensive inspections of the combat readiness of troops, trainings, and exercises, creation of the 330th center of military training for the Army, Airborne troops and the Navy (Ashuluk settlement, Astrakhanskya Oblast), arrangement of military settlements of the 201st Russian military base in Tajikistan, creation of centers for multi-service troops training.

Russia’s chief of General Staff, Gen. Valery Gerasimov

Russia’s chief of General Staff, Gen. Valery Gerasimov

Russia’s chief of General Staff, Valery Gerasimov, said that in 2015 Russia will focus on reinforcing its military on the Crimean peninsula, the Kaliningrad Region, and in the Arctic. “In 2015, the Defense Ministry’s main efforts will focus on an increase of combat capabilities of the armed forces and increasing the military staff in accordance with military construction plans. Much attention will be given to the groupings in Crimea, Kaliningrad, and the Arctic”  said General Gerasimov, quoted by RT.

During the teleconference the key personnel of the Ministry of Defence have received operational tasks within their competence. In the Arctic region, deputy Defense Minister Gen. Dmitry Bulgakov specified that Russia will rebuild an additional 10 military airfields in 2015. “We will reconstruct 10 airfields in the Arctic region this year, which will bring the number to 14 operational airfields in the Arctic” said Bulgakov.

A new branch of the Russian military, the Aerospace Defense Force, will be formed in 2015, ahead of schedule, through the merger of Air Force and Space Forces. “A new type of armed forces will be created in 2015, the Aerospace Defense Force, by merging two already existing military forces: the Air Force and Space Force” General Valery Gerasimov said, as Russia continues developing a reliable space echelon of the early-warning radar system to detect missile launches.

Ukraine conflict – the main issue on the 21st OSCE Ministerial Council agenda

The 21st OSCE Ministerial Council, gathering some 50 foreign ministers, will take place on 4 and 5 December 2014, at the Basel Exhibition Centre, in Basel, Switzerland at the invitation of the 2014 OSCE Chairperson-in-Office, Switzerland’s Foreign Minister Didier Burkhalter.

1073303The Ministerial Council is the central decision-making and governing body of the OSCE. The meeting, held annually, provides foreign ministers and more than 70 delegations of OSCE participating States, partner countries and several international organizations an opportunity to review and assess the Organization’s activities during the past year and offer national viewpoints on security matters.

The foreign ministers were discussed the Ukraine crisis and common challenges within and beyond the OSCE area. The Council will set the course for the future work of the organization with Serbia taking the chair from 1 January.

It is essential to preserve the OSCE as a platform for inclusive discussions and as an effective responder despite divisions in Europe over the situation in Ukraine, said the OSCE Chairperson-in-Office and Swiss Foreign Minister Didier Burkhalter in his opening address at the 21st OSCE Ministerial Council in Basel.

Opening session of the 21st OSCE Ministerial Council in Basel, 4 December 2014. (OSCE/FDFA/Béatrice Devènes)

Opening session of the 21st OSCE Ministerial Council in Basel, 4 December 2014. (OSCE/FDFA/Béatrice Devènes)

Acknowledging the OSCE as a bridge which can be used by both sides, Burkhalter said that a strong OSCE would bring peace, stability and security for everyone living in the OSCE region. He said political leaders had a responsibility to ensure that Europe does not become a divided continent again 25 years after the fall of the Berlin Wall. Burkhalter described the situation in Ukraine as fragile. He called on all participating States to fully support the initiatives the OSCE has launched to de-escalate and normalise the situation in Ukraine, such as the Trilateral Contact Group negotiations and the OSCE Special Monitoring Mission to Ukraine.

Notice that next round of Minsk talks may be held next week. The former Ukrainian president Leonid Kuchma who represents Kiev in the Contact Group told TASS reporters about the plans. The Minsk agreement is a basic document supported by the world, he said, noting that a positive result of the agreement was the fact that mass killing of people was stopped.
On September 20 in Minsk, the Contact Group on Ukraine signed a nine-point memorandum on a ceasefire. The OSCE monitors the compliance with the document, which was signed by OSCE envoy to Ukraine Heidi Tagliavini, former Ukrainian president Leonid Kuchma, Russian Ambassador to Kiev Mikhail Zurabov, Prime Minister of the Donetsk People’s Republic Alexander Zakharchenko and head of the Lugansk People’s Republic Igor Plotnitsky.

Swiss Foreign Minister  added that Switzerland will support the Special Monitoring Mission with a further two million Swiss francs (1.7 million Euros), and remains committed to supporting the Mission beyond the Swiss Chairmanship of the OSCE.

The OSCE Parallel Civil Society Conference 2014, with a focus on tolerance and non-discrimination, concluded on 3 December at Hotel Pullman with outcomes being presented to the Chairperson-in-Office. Chairperson Burkhalter was held a press conference with incoming Chairperson, Serbia’s Foreign Minister Ivica Dacic, where the civil society recommendations were presented by Civic Solidarity Platform members Yuri Dzhibladze and Izabela Kisic.

UPDATE: Russian Foreign Minister Sergey Lavrov and US Secretary of State John Kerry have supported the efforts of the OSCE (Organization for Security and Cooperation in Europe) Mission to Ukraine, the Russian Foreign Ministry said.

Lavrov and Kerry also stressed the growing importance of soonest deescalation in Ukraine, the Russian Foreign Ministry added. It is necessary to make efforts to ensure lasting truce in Ukraine’s south-eastern regions, Lavrov said at a meeting with Kerry on the sidelines of a meeting of the Council of Foreign Ministers of member states of the OSCE in Switzerland’s Basel. “Lavrov focused attention on the necessity of the fulfillment of the Minsk agreements, ensuring stable truce and continuation of direct dialogue between Kiev, Donetsk and Luhansk,” the ministry said.

The two foreign ministers also exchanged views on a number of pressing international and regional problems, including the situation in the Palestinian-Israeli settlement and prospects for the settlement of the intra-Syrian conflict.