Tag Archives: Syria

Российский военный эксперт Евгений Крутиков: ”Армия США еще с первой Войны в Заливе привыкла «воевать в прямом эфире» и Минобороны России не имеет пока достаточного опыта в этом смысле”

Romanian-flag– Уже две недели весь мир напряженно смотрит в сторону России и вмешательства в Сирию. Для начала, скажите, пожалуйста, какова атмосфера на Командном Национальный центр управления обороны РФ и Министерство Обороны России?

Evgeny_KrutikovЕвгений Крутиков: – Для начала надо определиться с терминами. Никакой «российской интервенции» или «вмешательства» [1] в Сирии нет. Российская авиационная группа и службы поддержке находятся на территории Сирии абсолютно законно, по приглашению законного правительства этой страны. Также нет никакого давления «целого мира» на Россию в связи с событиями в Сирии. Постоянные встречи российского руководства с лидерами множества стран, особенно арабских, тому подтверждение. Что же касается «атмосферы» в Национальном центре управления обороны РФ, то такого понятия не существует. В работе Министерства обороны отсутствуют эмоции, и как-то «змоционально» охарактеризовать работу командного центра нельзя. Это ежедневный, размеренный и регламентированный труд, в котором отсутствуют внешние факторы влияния.

Евгений Крутиков – известный российский политолог и военный эксперт, специалист по проблемам Кавказа и Балкан. Он окончил Московский Военный институт иностранных языков.

– После первого вмешательства  Воздушно-космических сил России в Сирию, западные СМИ быстро ”вспыхнули”. Сколько пропаганды и как насчёт реальных “сопутствующий повреждений” в этой информационной войне?

–  Пропаганда и информационные войны сейчас, к сожалению, не способствуют взаимодействию между всеми союзниками, включая Россию и западные страны. Если на военном уровне кооперации с каждым днем все больше и больше, то пропагандистские машины, наоборот, только искажают реальность во вред реальному сотрудничеству. Информационные войны никак не связаны с практической стороной событий в Сирии. Они преследуют в основном внутриполитические цели, в том числе, и в США. Предвыборная обстановка, стремление администрации Барака Обамы «войти в историю», желание эффектно продемонстрировать свою силу – все это пропаганда. Реальная же оценка результатов российской военной помощи правительству Сирии будет возможна только через несколько недель, когда сирийские войска самостоятельно смогут продемонстрировать свои возможности в борьбе с радикализмом и экстремизмом.

– По вопросам пропаганды против России… я заметила, что Вы несколько расстроен тем, как отвечает Отдел Печати Министерства Обороны РФ. Почему? Какой с Вашей точки зрения самый лучший способ управления этими атаками?

–  Российское Министерство Обороны не имеет пока достаточного опыта, чтобы противостоять насыщенной антироссийской пропаганде различного происхождения. Российская армия не участвовала в подобных операциях, в отличие от американской. Армия США еще с первой Войны в Заливе привыкла «воевать в прямом эфире». Это стало даже «визитной карточкой» американских военных операций в «третьем мире». У российского министерства обороны такого длительного опыта нет, хотя, надо отдать должное, оно быстро учится. Сейчас уже нет таких проблем, которые были у российской военной пропаганды во времена событий в Чечне, когда значительная часть журналистского сообщества была настроена антироссийски и антиармейски.

Defence_Russia2Сейчас это не вопрос идеологии, а вопрос практики, опыта и технического обеспечения. А все это при желании приходит со временем. В России последние примерно лет 10 очень вырос престиж армии и армейской службы. На службы приходят очень перспективные молодые люди с хорошим образованием и разносторонними знаниями. В том же Национальном центре обороны на дежурстве находятся десятки молодых людей, блестяще говорящих на нескольких редких языках. Они же обеспечивают, например, линии прямой и экстренной связи с министерствами обороны США, Франции, Израиля, Турции, Саудовской Аравии. Так что в этом аспекте Министерство обороны заслуживает не критики ради критики, а скорее подсказок «со стороны».

– Россия создала в регионе потрясающую систему сбора и обработки информации. Но некоторые эксперты заявили, что Россия не имеет необходимых высоких технологий и это является серьезным ограничением. (”Лётно-технические характеристики напрасны если Вы не знаете, куда целиться” – П. Фелгенхауер). В данном случае это миф или обман?

– Мне жаль, что приходится разъяснять некоторые персональные особенности, но сейчас именно такой уровень «экспертизы» и стал одним из базовых элементов пропаганды и информационной войны. Павел Фенгельгауэр считается на Западе «военным экспертом» по недоразумению. Ученый-биолог, он в начале 90-ых годов «назначил себя» военным журналистом, а потом и «экспертов», не служив в армии, но зато регулярно посещавшим приемы в посольствах. Его профессией стала дискредитация российской армии во все времена ее становления – как при Ельцине, так и при Путине. В августе 2008 года в первый же день войны в Южной Осетии он заявил, что российская армия будет разгромлена, потому что она «технически устарела» и пообещал полное уничтожение российской авиации силами ПВО Грузии. Комментировать этот «прогноз» нет никакой необходимости.

Я могу привести больше примеров его «экспертных оценок», в том числе, и из личного общения, но одного этого уже достаточно. К сожалению, такие «эксперты», как он, считаются авторитетными для западного общественного мнения не потому, что они действительно умны и осведомлены, а потому что они говорят то, что Запад хочет слышать. Фенгельгауэр уже много лет живет в эмиграции и никакого представления о современной российской армии не имеет, как не имел и ранее. Его слова для специалистов ничего не значат.

По сути же, российская авиации и флот продемонстрировали очень высокую эффективность в короткие сроки. При этом, надо понимать, что российские авиаудары не хаотичны, а преследуют точную военную цель. Они обеспечивают правительственным войскам возможности для перехода в наступление. Не «вообще», а на конкретных участках фронта в соответствии с данными разведки. Одновременно подрывается система снабжения исламистов и возможности для пополнения фронта подкреплениями. Эта тактика гораздо более эффективна, нежели бесконечное преследование по пустыни отдельных маленьких групп экстремистов без возможности подкрепить эти действия «на земле».

Чисто военно-технические характеристики российского вооружение также никто не ставит под сомнение. Более того, сейчас российская авиация и флот обладают возможностями изменять свою тактику и характеристики вооружения в зависимости от целей и обстановки.

– “Washington Post” заявил, что, так как есть серьезные подозрения об истинных намерениях США в Сирии, Россия начала сопровождать в миссии свои бомбардировщики с истребителями Su-30 SM, это правда?Sukhoi SU-30SM

– На авиабазе Хмеймим около сирийской Латакии размещены, в частности, несколько истребителей Су-30СМ. Нет ничего удивительно, что для поддержки штурмовой авиации приданы истребители. Это обычная практика. Никто никогда не оставить бомбардировочную и штурмовую авиацию без истребительного прикрытия. Это «дважды два» военной тактики, вне зависимости от того, использует ли потенциальный противник воздушное прикрытие или нет. Сейчас нет никакой опасности воздушного столкновения с авиацией США или других стран западной коалиции. По последним данным, между ВКС РФ и ВВС США достигнуты договоренности даже об обмене кодами «свой-чужой». А это ранее невиданный уровень кооперации, позволяющий говорить о полном исключении возможных случайностей в небольшом воздушном пространстве Сирии.

– Вмешательство России будет ограничено Военно-Воздушными Силами, а на земле будут сосредоточены войска Башара Аль-Ассада и Хезболлаха? Или стратегия может изменится и мы увидим русские солдатские сапоги на Сирийской земле?

– Повторюсь: никакой «российской интервенции» в Сирии не существует. Порядок и цели пребывания российских войск в Сирии определен запросом Дамаска и двухсторонними соглашениями между РФ и Сирией. Москва не заинтересована в каком-либо долгосрочном втягивании в военные действиям. Также нет никакой заинтересованности в физическом контроли за территорией или каких-либо формах «оккупации» или чего-либо подобного. Правительство в Дамаске должно постоять за себя самостоятельно, а российская армия может только немного помочь.

– Как насчёт Китая?

– Позиция же Китая, как обычно, не проявлена четко. Пекин в принципе не стремиться открыто проявлять свою позицию в регионах, где его интересы непосредственно не представлены.

– Между прочим, как оценит Россия ощутимые результаты этой военной кампании?

– У России нет никаких территориальных интересов в регионе. Сейчас сложно однозначно говорить о далеко идущих целях российского присутствия регионе, но они явно прежде всего политические, а не прагматические. Тем более, они не лежат в территориальной или экономической плосткости.

 Беседу вела Главный редактор PPW, Габриэла Ионицэ

Thanks to Форум Министерства обороны Российской Федерации  because is sharing my interview.

_____________________________________________________

[1] The deliberate act of a nation or a group of nations to introduce its military forces into the course of an existing controversy, Dictionary of Military and Associated Terms. US Department of Defense 2005.

Advertisements

UN Syria envoy Lakhdar Brahimi resigned

Lakhdar Brahimi resigned as United Nations special envoy in charge of mediating the civil war in Syria, after the failure of the peace talks he presided over in Geneva this year. UN Secretary-General Ban Ki-moon said he accepted Brahimi’s resignation, which takes effect May 31, notices Bloomberg.

***

One day in Aleppo province (according Syrian Observatory for Human Rights): 19 civilians ( including 11 children and 2 women ) killed by aerial bombardment on Om al-Amad village, near Tal al-Daman in the southern countryside of Aleppo, 1 child killed by sniper in Jam’iah al-Zahraa area, 1 child killed by mortar shells fell on al-Neirab camp, in addition to 2 children and a woman killed by regime’s bombardment on Soran, and a woman died by wounds sustained earlier by regime’s bombardment on A’zaz city.

More than 150,000 people have so far been killed in the Syrian conflict. Some 2.5 million people have fled abroad, while 9 million people inside the country need help – including nearly 3.5 million who have no access to essential goods and services.

File photo of UN-Arab League envoy for Syria Brahimi addressing a news conference at the United Nations European headquarters in GenevaThe Security Council has adopted five resolutions linked to the Syrian conflict – one in February demanding greater aid access, which has effectively been ignored by the warring parties, three resolutions in 2012 to mandate a failed U.N. observer mission to Syria and one last year on the eradication of Syria’s chemical weapons.

According Reuters, Brahimi has organized two rounds of negotiations in Geneva between Assad’s government and members of the opposition seeking to oust him. But Syria’s announcement that it would hold presidential elections on June 3 dealt a severe blow to Brahimi’s efforts. After trying for nearly two years to overcome “almost impossible odds” (as said Ban Ki-moon) to end a civil war, after confronting with the deeply divided Security Council, Brahimi resigned. 

Lakhdar Brahimi is the second U.N.-Arab envoy to quit after failing to achieve a breakthrough in the more than 3-year-old conflict between the regime of President Bashar Assad and rebel groups.

When Brahimi took over from his longtime friend, former U.N. secretary-general Kofi Annan, he said it would be “an extremely complicated and very, very difficult mission”. On Tuesday, he indicated he could see no end in the near future to the bloodshed.

Lakhdar Brahimi, 80, is a former Algerian foreign minister and longtime U.N. diplomat and troubleshooter in hotspots from Afghanistan to Iraq. He said he was humbled by Ban’s “extremely generous words on this occasion which is not very pleasant for me.”

France and UK – Step-daughters of the ”mother” America

 French President, Francois Hollande (who recently was the subject of a huge mass-media scandal and following it separated from his long-time partner, Valerie Trierweiler), arrived at the White House, to the seventh official state dinner of Mr. Obama’s presidency, via limousine just after 7 p.m. According Washington Times, President Obama, clad in a black tuxedo, and first lady Michelle Obama, wearing a formal black and “liberty blue” gown, greeted him at the North Portico of the White House. Two hours later, the two leaders toasted one another and, as they’ve done repeatedly in recent days, touted the deep, seemingly unbreakable Franco-U.S. bond.

Photo by: Pablo Martinez Monsivais First Lady Michelle Obama and President Barack Obama with French President Francois Hollande, center, pose at the Grand Staircase as they arrive for a State Dinner at the White House in Washington, Tuesday, Feb. 11, 2014. (AP Photo/Pablo Martinez Monsivais)

Photo by: Pablo Martinez Monsivais
First Lady Michelle Obama and President Barack Obama with French President Francois Hollande, center, pose at the Grand Staircase as they arrive for a State Dinner at the White House in Washington, Tuesday, Feb. 11, 2014. (AP Photo/Pablo Martinez Monsivais)

“Our two countries share universal values and we have feelings for one another” Mr. Hollande said. “We love Americans, although we don’t always say so. And you love the French, but you’re sometimes too shy to say so.”

Mr. Obama said the relationship has thrived for so long because both nations stand for the same principles. “We love our French friends because we’ve stood together for our freedom for more than 200 years,” he said. “Long live the alliance between our great nations.”

Big brother has become the ”mother”

Earlier in the day Tuesday, Mr. Obama and Mr. Hollande held a joint press conference at the White House on the heels of a lengthy bilateral meeting. Asked by a journalist from the publication ”Le Figaro” if ”France has become the best European ally of the U.S. and has replaced Great Britain in that role?”, president Obama  tried a diplomatic evasion: ”First of all, I have two daughters.  And they are both gorgeous and wonderful, and I would never choose between them. And that’s how I feel about my outstanding European partners.  All of them are wonderful in their own ways”. But Obama as not as thrilled when he had to answer ”why not extend to France the no-spying agreement that you have with England after the big scandal of the NSA’s surveillance program?” That’s not good ! probably thought U.S. President while he was saying: ”It’s not actually correct to say that we have a “no-spy agreement” with Great Britain.  That’s not actually what happens.  We don’t have — there’s no country where we have a no-spy agreement.  We have, like every other country, an intelligence capability, and then we have a range of partnerships with all kinds of countries.  And we’ve been in consultations with the French government to deepen those commitments”.

Some remarks about the great US-European family and its step-daughters:

Remember that the ”beloved daughter” UK said like an old song “goodbye America” to the mother’s/or big brother/ decision to intervene militarily in Syria. This was the first step that led to the subsequent diplomatic victory of Vladimir Putin. More, to remember about Snowden it means to remember Russia. And this while the U.S. led a hostile propaganda about Sochi Olympics rarely seen.  The moment was not missed nor in Obama – Hollande conference. Noticed that President Obama and French counterpart said that they are united in backing rebel forces in Syria’s civil war and charged that Russian President Vladimir Putin has the blood of Syrian people on his hands. The unusually pointed criticism comes in the midst of the Sochi Winter Olympics.

If we take into account that France needs help in its military expeditions in Africa, then quickly we understand the obedience and interested friendship 0f the president Hollande. European partners of military adventures are harder to find. And home his popularity is in freefall.

France and the UK were rarely able to speak a common language with the rest of EU, and also they are far from being the economic engine and the decision making core to outperform Berlin. Right, Berlin is harder to be appeased with emotionally-demagogic phrases like “daughterly strategic partnership”. Ah, bringing into question the revelations of Snowden‘s worse than Victoria Nuland′s nervousness, lack of tact and hers friendly ”Fuck EU” !