Tag Archives: Gabriela Ionita

Mikhail Chernov, vice-director of Center of Strategic Conjuncture: ”Romania isn’t and will not be an enemy of Russia”

Москва – Михаил Чернов, заместитель директора Центра стратегической конъюнктуры: ”Румыния не является врагом России, и не будет таковым”

Romanian-flag

– Уважаемый Михаил Чернов, возникает ощущение, что события в Украине возродили в умах старую идею о том, что Россия осталась тием же самым монстром, которого каждый должен опасаться… насколько, по-Вашему, Россия представляет собой реальную угрозу и насколько это мнение основано на пропаганде русофобов?

Mikhail Chernov

Mikhail Chernov

М.Ч.: – Россия не представляет и не может представлять угрозу для государств ближнего и дальнего зарубежья. Мы не несем войну, не уничтожаем экономики стран, которые входят в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Наоборот – посмотрите на Белоруссию и Казахстан. Создаются новые отрасли высокотехнологичной промышленности (новый кластер ВПК в Белоруси, белорусско-китайский технопарк и т.д.). Москва проводит миролюбивую политику, иногда в ущерб собственным интересам. Возьмем для примера чудовищную ситуацию с гражданской войной на Украине. Москва делает все для прекращения войны, причем в ущерб интересам и безопасности жизни и здоровья местного населения. Это объективная реальность. Что касается государств Восточной и Западной Европы, то мы зачастую являемся свидетелями агрессивных заявлений в наш адрес. РФ не заинтересована в эскалации напряженности, и делает все возможное для ее предотвращения.

В то же время, Москва уже не может больше мириться с угрозами собственной военной и экономической безопасности. Да, государства бывшего СССР – зона наших интересов. «Русофобская пропаганда» вызвана политическими причинами и очень опасна. Ее опасность состоит в том, что она мешает отдельным людям, а иногда и целым народам думать и адекватно оценивать разворачивающиеся события и текущую международную обстановку.

– Как воспринимать в этом тревожном контексте вхождение Армении в Евразийский союз? Что лежало в его основе: страх или умный компромисс? Изменит ли это отношение России к Азербайджану?

– Вхождения Республики Армения (РА) в ЕАЭС – естественное и ожидаемое событие. Армения веками связана с Россией. РФ – гарант безопасности Армении. С точки зрения инфраструктуры экономика РФ связана с Россией. Учитывая фактическую блокаду РА со стороны Турции, Азербайджана и Грузии, наличие в России большой армянской диаспоры, союз с Россией объективно выгоден Еревану. В результате возрастет значение армянской транспортной инфраструктуры для евразийских стран, Армения важное звено и часть будущего основного транскавказского транспортного коридора, который свяжет Россию Иран. Уже в ближайшие годы будет восстанавливаться и развиваться производство, связанное с ВПК и ориентированное на российскую оборонку, горнодобывающая промышленность, энергетика.

Армения – основной военный союзник РФ в Закавказье. Армения – проекция России и выход России на Ближний Восток. Особенно это важно с учетом событий в Сирии и Ираке, грядущим переделом границ, полномасштабным включением курдов, шиитов и суннитов в войну на Ближнем Востоке. Армения – проекция и ворота России на Ближний Восток.

Вхождение Армении в ЕАЭС никак не отразится на отношениях России и Республики Азербайджан. В Москве и в Баку сделали ставку на развитие больших совместных экономических проектов, в том числе в области нефтедобычи. РФ в последние несколько лет поставляет в Азербайджан всю необходимую Азербайджану номенклатуру современной военной техники. Делается это в рамках политики Москвы по сохранению и усилению действующих, стабильных и ответственных режимов на постсоветском пространстве вне зависимости от наличия тех или иных, пусть даже серьезных, разногласий по отдельным вопросам. И эта российская линия будет продолжена.

– Политологи на Западе, обсуждая Еворазийский союз, много говорят о том, что у России есть намерение возроодить Советский Союз. Действительно ли это миф? К чему стремится Россия на самом деле?

– У России нет и не может быть намерений восстановить Советский Союз в какой бы то ни было форме. СССР – это прошлое, в невозможно вернуться. Было бы глупо и бесперспективно к нему возвращаться. Поэтому это, конечно, миф.

Вместе с тем, для выживания страны стала очевидной необходимость создания нового общего государства, в котором могли бы объединиться евразийские государства. Те государства, которые захотят войти в такой новый союз. Особо подчеркну, что речь не идет о ЕАЭС – это читсо экономическое объединение, которое таковым и останется. Евразийский Союз Народов (назовем его так) необходим для выживания России и союзных ей независимых государств в глобальном мире, развития инфраструктур и промышленности. Это будет новое государство, имеющее мало общего с СССР, каким мы его помним.

 – Вхождение Армении в ЕАЭС снова привело к дискуссии в прессе относительно конфликта в Нагорном Карабахе. Участие Армении в Евразийском союзе может как-то повлиять на усилия России в урегулировании и поиске окончательного решения этого замороженного конфликта?

– Между вступлением Армении в ЕАЭС и урегулированием Нагорно-Карабахского конфликта нет совершенно никакой связи. Армения – единственный военный союзник РФ в Закавказье, в республике, в Гюмри, размещена российская военная база. Ереван был таковым и до заключения договора о Евразийском экономическом союзе и в случае вовлечения Армении в любую войну, РФ пришлось бы помогать РА.

Вместе с тем Азербайджан является крайне важным партнером России в Закавказье, более того, Москва Баку доверяет. В частности, это выражается в поставках современных вооружений, о чем говорилось выше. Поэтому РФ не будет сейчас трогать пока неразрешимую карабахскую проблему. Позиция Москвы такова – Россия не заинтересована в региональной войне, поэтому никакой войны в Нагорном-Карабахе быть не должно. Летнее противостояние вокруг Карабаха не переросло в войну благодаря последовательной позиции России, которая нашла аргументы и для Баку и для Еревана, чтобы убедить их остановить эскалацию напряженности.

– Давайте поговорим об отношениях Россия-НАТО. ДжордRusia_NATO Фридман из Stratfor в одном из недавних интервью в румынских СМИ заявил, что Румыния, наряду с Турцией, является ключевым элементом стратегии США в Черном море, поскольку обе страны имеют выход на побережье. Насколько известно, Конвеция Монтрё запрещает прохождение и стационирование неограниченных морских сил в Черное море через Босфорский пролив, контролируемый Турцией, за исключением причерноморских стран. Что Вы думаете об этой стратегии?

– Стратегия Соединенных Штатов в Европе несет прямую угрозу безопасности всего региона и Румынии в частности. Задача Вашингтона – резкое и необратимое ухудшения отношений между Россией и основными государствами Евросоюза, прежде всего Германией и Францией. Эскалацию конфликта на Украине и возможную эскалацию ситуации в Молдавии и Приднестровье следует рассматривать именно в этом ключе. Конфликт на Украине решает несколько задач. Во-первых, ставит под угрозу поставки энергоносителей в государства Евросоюза. Во-вторых, является поводом для давления на ЕС и общественное мнение в странах ЕС. Цель разрушение широкого спектра экономических связей и взаимного доверия между Россией и государствами Европы.

В этой связи особая роль возложена США на государства Восточной Европы (тот же г-н Фридман об этом недвусмысленно говорил в своих текстах, о том, что стратегия США в ходе Первой Мировой войны, Второй Мировой войны и в настоящее время в отношении Европы и России преемственна). Именно здесь будет концентрироваться военно-политическая активность блока НАТО через политическое давление, наращивание вооружений. Та же конвенция Монтрё уже напрямую нарушалась США в 2008 году во время войны в Южной Осетии (тоннаж судна, по некоторым сообщениям, превышал предельно допустимый) и в феврале 2014 года (фрегатом ВМС США нарушены сроки предельно допустимого пребывания в акватории Черного моря). Если «можно» нарушать конвенцию напрямую, то почему бы не пойти более «красивым» путем через накачивание румынских ВМС.

– Усиление Военно-морского флота Румынии (с помощью союзников по НАТО, конечно) может быть своего рода «ответом» на стратегию России по наращиванию присутствия на Черном море. Как Вы оцениваете такой подход?

Усиление румынского флота в Черном море укладывается в рамки стратегии США по активизации всех локальных конфликтов и противоречий по периметру границ России и Евросоюза. То есть НАТО хочет за счет интересов и безопасности Румынии «ответить» на возвращение Крыма в состав России и усиление черноморской группировки. Идет подталкивание Бухареста к «неадекватным» шагам в отношении Молдавии, и одновременная попытка при помощи Кишинева (и Бухареста) а также киевских властей развернуть войну в Приднестровье. Это несет угрозу развязывания войны на Днестре, угрозу независимости Молдавии, территориям Украины (Одесская области и Черновцы), а значит и интересам России. В случае атаки или деструктивных действий со стороны Румынии по отношению к вышеназванным территориям, ответ может затронуть военные объекты республики. На мой взгляд возможное столкновение с Россией или ее союзниками за чужие интересы не могут принести Бухаресту ничего хорошего.

– Сделает ли это Румынию врагом России? Как Вы оцениваете недавние действия, предпринятые политическими лидерами в Бухаресте по отношению к Москве?

– Румыния не является врагом России, и не будет таковым. В ходе Второй мировой войны до 1944 года Румыния воевала c CCCР на стороне фашисткой Германии на территории СССР. После войны государство сохранило территориальную целостность, в том числе, и районы, на которые могли претендовать другие европейские державы, например, Венгрия. Так с врагом не поступают. Румыния не воспринимается в качестве такового, и не будет являться таковым и в будущем. Я уверен в этом. Высказывания румынских политиков вызывают озабоченность. Мы не хотим втягивания Бухареста в противостояние в Восточной Европе. Пока политики ограничиваются высказываниями, за которыми не идут конкретные действия, Москва будет относиться к происходящему спокойно.

– Наконец, последний вопрос… Вопреки заверениям главы Роснефти Игоря Сечина, на прошлой неделе цена барреля нефти снизилась ниже 90%. Многие аналитики считают, что низкие цены будут сохраняться определенное время. Что это означает для российской экономики? На Ваш взгляд, российское правительство готово к такой ситуации?

– Как не парадоксально звучит но падение цен на нефть стратегически на руку российской экономике, которая в условиях санкций и кризиса готовится к переходу на мобилизационные рельсы, восстановлению практически утерянных производств, созданию новых. Санкции, как уже говорилось выше угрожают российско-европейским отношениям, но не вредят фундаментальному сотрудничеству с США. США взращивают противоречия между Россией и Европой, но косвенно способствуют росту военной и политической мощи РФ. Румынии есть о чем задуматься, чтобы вновь не оказаться между молотом и наковальней как в 1940-45 годах.

Беседу вела главный редактор Power&Politics World, Габриэла Ионицэ и редактор Татьяна Жукова.

Advertisements

Russian Federation – an old tycoon of the new times (part II)

The second part of the interview argues about the dynamics of the internal politics of Russia and the regional problems at the borders are brought into discussion through the viewpoint of their influence over the internal economic and political environment.

Varianta în limba românăaici.

Interview made by Marius Lefter

Marius Lefter: – At the internal level, the economy of Russia started having systemic problems because of the emphasis and the dependence on the revenues from oil trade. On the other hand, at the external level, Russia plays the game for more than it can afford, comparing with its major competitors. In this case, what could be the reasons of the Russian people to vote for a united country?

Gabriela Ioniţă: – The willing to vote of the Russian people can be seen as a reaction towards the short-term economic reforms with objectives affecting the day-to-day life rather than long-term projects with uncertain timeline. A brief glance at the numerous calls made by President Medvedev to the Russian elite or to the investors to support Russia’s modernization program shows that the lack of trust in politics generates huge gaps in economic reforms.

Moreover, the construction of the vertical power meant control of political growth which resulted in a period of stability, but also a great catch – nothing new and representative grew under the shade of the old hierarchies. After the recent meeting with Prime Minister Putin in Valdai Club meeting, the political scientist Nikolai Zlobin pointed out the absence of guidelines that will form the basis of its future return to Kremlin from the speech of the most powerful man in Russia. This can be explained by the simple fact that Russian Prime Minister acknowledged the lack of new people and ideologies that bring public consensus. In fact, the main problem and the cause of the declining popularity Russia has to face is exactly this one: a rigid political framework, hard to shape, conservative and reluctant to the new events happening in Russia.

So you’re asking what could possibly make the Russian people to vote for a party that they call themselves a party of thieves and crooks (julikov i vorov parti). The answer is the lack of a better option combined with the lack of trust in politicians, no matter what their political beliefs are, given that nothing is allowed in Russia’s politics without the consent of Kremlin.

The scandal in the Right Cause party and the rapid end of Mihail Prokhorov’s political career as a result of the serious accusations made with the interference of the Kremlin (i.e. the number two of the presidential administration, Vladislav Surkov) showed voters once again that the political independence is pure rhetoric.

M.L.: – Going more into detail, which are the civic movements and political parties that will support or enter into alliance with the United Russia, and their reasons?

G.I.: – Russia is not just the country with a famous political tandem. There would be no political tandem without an alternative to the electorate or perspective of political parties, all for the sake of a political stability that Prime Minister Putin doesn’t fail to claim and impose at all costs.

But before analyzing the Russian political scene nowadays, I would like to mention that experts from the Center for Strategic Research in Moscow warned that “in the present socio-political climate, a tactical success can lead to strategic failure”, making reference to the 70% of the votes that are envisaged by the “United Russia” in December elections and also making reference to the machine of the party that would do anything to fulfill the orders from the center.

Experts also argued that a victory in the elections will be seen by most of the people not as an indicator of the popularity of the party, but as a proof that the elections were rigged. The study was made especially because there were suspicions that the level of electoral fraud exceeded all expectations. This is how I could describe the context immediately after the political confrontations of the elections. In this context, the traditional parties make their presence felt – LDPR, the party of Jirinovski, the Communist Party of Ziuganov, the Socialist party of Mironov and the Iabloko Social Liberal party led by Sergey Mitrohin (each with their loyal voters who didn’t change too much over the elections). In addition, there were other small parties faithful and belonging to the Kremlin. And we also have a puppet opposition that is more present at international meetings than at home, where arrests and releases have become ironically a source of amusement. (…)

Interview full can be read here.

The Russian Federation, an old heritage of the new times (I)

First part of interview with Marius Lefter from Geopolitics.ro. The first part of the interview relates on the foreign policies and the future challenges of this state.

  • Varianta în limba română poate fi citită aici.

Marius Lefter (M.L.): – What is Moscow’s position regarding the Policy of Neighbourhood of UE?

 Gabriela Ionita (G.I.): – According to the European Commission of Economic and Financial Affairs, European Neighbourhood Policy (ENP) – launched in 2003 , this matter provides for the gradual development of trade relations and for traditional cooperation, thus achieving a higher degree of integration between EU and neighbourhood countries. In fact, economically ENP  offers to these states preferential trade relations, participation in the EU internal market, a better relation with the EU ( for the example on transport, telecommunication and energy sector ), none the less the benefit to participate in certain EU programs and some substantial financial support and technical assistance. Although Russia does not fit in this equation, we can easily see that many of the objectives set out in the action plans of partner countries are found in the draft between Russia and EU – Strategic Partnership for Modernization of the Russian Federation and European Union. Moreover, Russia had demonstrated that it has sufficient leverage to influence other countries from its neighbourhood, and the existence in its area of influence of countries that share fundamental values and objectives of EU, countries that have a profound cooperation with member countries, assuming a high level of economic and political integration, which would be a benefit for the Russian economy. Unfortunately, the same levers of power , have demolished neighbourhood states like Belarus and Ukraine. The president of the Russian state , Medvedev recalled that Russian needs the EU technology, economic diversification and new standards to be competitive on a common market. In theory, self-regulation market based on supply and demand. When in the reality is more collared. If we’re speaking of a common economic space between Russia and Europe, we believe that the Russian state will be forced to modernize, if they are looking to be competitive. Normally this should work upon the new markets in the new area. Ukraine and Belarus are not the best references regarding foreign policies for their own interest. About Romania’s role as EU’s border country , the relation with Moldova but also with states like Ukraine or Georgia, and how we could benefit from this context is yet already another story.

ML: – Because you mentioned about Moscow’s leverage on their own interests … how would be seen in this context the problematic of the missile shield and what would be the evolution in this direction ?

 G.I.: – Although no one officially admitted, the security strategy promoted by the President Medvedev seems to have been a failure ( and the return of Vladimir Putin’s to Kremlin, would replace the soft speech of the current president, with a tough and pragmatic discourse famous to the international opinion)  The failure hasn’t come from the wrong strategy, but rather from the perpetuation of mistrust and reluctance between EU chancelleries to Russia, when it comes to security and strategic alliances. In addition,we must not overlook that so controversial, yet only on a theoretical level reformed , blamed for the U.S. influence, Nato brings together top of EU countries. Countries that are trying to get out of the economic crisis since 2008, so limited to security policy proposals that would require even more than do the facts that are already involved. On the other hand,  the restart in the Rusia and U.S. relations has continued to be hunted by the ghosts of the Cold War, in spite of the officials declarations. The refusal of US officials to accept the sectoral responsibility of the anti-rocket shield as it was seen by Moscow, the official issue to put the shield in Romania ( without the discussion with the Russian partners of Nato’s Council ) . The strategic alliance between Romania and U.S. has eroded what was restart. Soon after the election that took place in the Russian Federation , Obama was invited in Kremlin. Many specialists asked themselves, what would both presidents say about the shield issue, one of them is finishing his mandate – Medvedev and another does not knows if he will obtain the second mandate – Obama. Nobody seems to know. All the more Obama, seems busy with the internal situation than the foreign policy. But we must remember that president Medvedev warn regarding the failure of the shield negotiations and the termination of the Second Start Treaty – main objective during the mandates of both presidents. One thing is sure – during the summit that will take place in 2012 in Chicago, the meeting it will be between Obama and the new installed leader of Kremlin – Vladimir Putin.

M.L. : What is the difference between Eurasiatic Union and the Community of Independent States ?

G.I.: The announcement that it will be established a Eurasiatic Union , was received by the occidental media as a headline news, is spite that Kremlin worked very much for the crystallization of it. In this case we face a difference not a vision that has subordinated medium and long-term objectives, theoretically. The reality, the case is not optimistic for the constitution of the Euroasiatic Union, being considered by the Russian economists as a subject for election campaign. Recent, in a interview realized by main television channel in Russia, Vladimir Putin said the reunion of the five economies will create a pole so strong that will be a bridge between European Union and the regional dynamics that all the spotlights of this decade are – Asia. In response, the economist Vladislav Inozemtsev asked rhetorically in a article published by Washington Post, what kind of bridge can be build with the exceeded infrastructure of Russia.  (Full text can be read here)