Category Archives: interview

Российский военный эксперт Евгений Крутиков: ”Армия США еще с первой Войны в Заливе привыкла «воевать в прямом эфире» и Минобороны России не имеет пока достаточного опыта в этом смысле”

Romanian-flag– Уже две недели весь мир напряженно смотрит в сторону России и вмешательства в Сирию. Для начала, скажите, пожалуйста, какова атмосфера на Командном Национальный центр управления обороны РФ и Министерство Обороны России?

Evgeny_KrutikovЕвгений Крутиков: – Для начала надо определиться с терминами. Никакой «российской интервенции» или «вмешательства» [1] в Сирии нет. Российская авиационная группа и службы поддержке находятся на территории Сирии абсолютно законно, по приглашению законного правительства этой страны. Также нет никакого давления «целого мира» на Россию в связи с событиями в Сирии. Постоянные встречи российского руководства с лидерами множества стран, особенно арабских, тому подтверждение. Что же касается «атмосферы» в Национальном центре управления обороны РФ, то такого понятия не существует. В работе Министерства обороны отсутствуют эмоции, и как-то «змоционально» охарактеризовать работу командного центра нельзя. Это ежедневный, размеренный и регламентированный труд, в котором отсутствуют внешние факторы влияния.

Евгений Крутиков – известный российский политолог и военный эксперт, специалист по проблемам Кавказа и Балкан. Он окончил Московский Военный институт иностранных языков.

– После первого вмешательства  Воздушно-космических сил России в Сирию, западные СМИ быстро ”вспыхнули”. Сколько пропаганды и как насчёт реальных “сопутствующий повреждений” в этой информационной войне?

–  Пропаганда и информационные войны сейчас, к сожалению, не способствуют взаимодействию между всеми союзниками, включая Россию и западные страны. Если на военном уровне кооперации с каждым днем все больше и больше, то пропагандистские машины, наоборот, только искажают реальность во вред реальному сотрудничеству. Информационные войны никак не связаны с практической стороной событий в Сирии. Они преследуют в основном внутриполитические цели, в том числе, и в США. Предвыборная обстановка, стремление администрации Барака Обамы «войти в историю», желание эффектно продемонстрировать свою силу – все это пропаганда. Реальная же оценка результатов российской военной помощи правительству Сирии будет возможна только через несколько недель, когда сирийские войска самостоятельно смогут продемонстрировать свои возможности в борьбе с радикализмом и экстремизмом.

– По вопросам пропаганды против России… я заметила, что Вы несколько расстроен тем, как отвечает Отдел Печати Министерства Обороны РФ. Почему? Какой с Вашей точки зрения самый лучший способ управления этими атаками?

–  Российское Министерство Обороны не имеет пока достаточного опыта, чтобы противостоять насыщенной антироссийской пропаганде различного происхождения. Российская армия не участвовала в подобных операциях, в отличие от американской. Армия США еще с первой Войны в Заливе привыкла «воевать в прямом эфире». Это стало даже «визитной карточкой» американских военных операций в «третьем мире». У российского министерства обороны такого длительного опыта нет, хотя, надо отдать должное, оно быстро учится. Сейчас уже нет таких проблем, которые были у российской военной пропаганды во времена событий в Чечне, когда значительная часть журналистского сообщества была настроена антироссийски и антиармейски.

Defence_Russia2Сейчас это не вопрос идеологии, а вопрос практики, опыта и технического обеспечения. А все это при желании приходит со временем. В России последние примерно лет 10 очень вырос престиж армии и армейской службы. На службы приходят очень перспективные молодые люди с хорошим образованием и разносторонними знаниями. В том же Национальном центре обороны на дежурстве находятся десятки молодых людей, блестяще говорящих на нескольких редких языках. Они же обеспечивают, например, линии прямой и экстренной связи с министерствами обороны США, Франции, Израиля, Турции, Саудовской Аравии. Так что в этом аспекте Министерство обороны заслуживает не критики ради критики, а скорее подсказок «со стороны».

– Россия создала в регионе потрясающую систему сбора и обработки информации. Но некоторые эксперты заявили, что Россия не имеет необходимых высоких технологий и это является серьезным ограничением. (”Лётно-технические характеристики напрасны если Вы не знаете, куда целиться” – П. Фелгенхауер). В данном случае это миф или обман?

– Мне жаль, что приходится разъяснять некоторые персональные особенности, но сейчас именно такой уровень «экспертизы» и стал одним из базовых элементов пропаганды и информационной войны. Павел Фенгельгауэр считается на Западе «военным экспертом» по недоразумению. Ученый-биолог, он в начале 90-ых годов «назначил себя» военным журналистом, а потом и «экспертов», не служив в армии, но зато регулярно посещавшим приемы в посольствах. Его профессией стала дискредитация российской армии во все времена ее становления – как при Ельцине, так и при Путине. В августе 2008 года в первый же день войны в Южной Осетии он заявил, что российская армия будет разгромлена, потому что она «технически устарела» и пообещал полное уничтожение российской авиации силами ПВО Грузии. Комментировать этот «прогноз» нет никакой необходимости.

Я могу привести больше примеров его «экспертных оценок», в том числе, и из личного общения, но одного этого уже достаточно. К сожалению, такие «эксперты», как он, считаются авторитетными для западного общественного мнения не потому, что они действительно умны и осведомлены, а потому что они говорят то, что Запад хочет слышать. Фенгельгауэр уже много лет живет в эмиграции и никакого представления о современной российской армии не имеет, как не имел и ранее. Его слова для специалистов ничего не значат.

По сути же, российская авиации и флот продемонстрировали очень высокую эффективность в короткие сроки. При этом, надо понимать, что российские авиаудары не хаотичны, а преследуют точную военную цель. Они обеспечивают правительственным войскам возможности для перехода в наступление. Не «вообще», а на конкретных участках фронта в соответствии с данными разведки. Одновременно подрывается система снабжения исламистов и возможности для пополнения фронта подкреплениями. Эта тактика гораздо более эффективна, нежели бесконечное преследование по пустыни отдельных маленьких групп экстремистов без возможности подкрепить эти действия «на земле».

Чисто военно-технические характеристики российского вооружение также никто не ставит под сомнение. Более того, сейчас российская авиация и флот обладают возможностями изменять свою тактику и характеристики вооружения в зависимости от целей и обстановки.

– “Washington Post” заявил, что, так как есть серьезные подозрения об истинных намерениях США в Сирии, Россия начала сопровождать в миссии свои бомбардировщики с истребителями Su-30 SM, это правда?Sukhoi SU-30SM

– На авиабазе Хмеймим около сирийской Латакии размещены, в частности, несколько истребителей Су-30СМ. Нет ничего удивительно, что для поддержки штурмовой авиации приданы истребители. Это обычная практика. Никто никогда не оставить бомбардировочную и штурмовую авиацию без истребительного прикрытия. Это «дважды два» военной тактики, вне зависимости от того, использует ли потенциальный противник воздушное прикрытие или нет. Сейчас нет никакой опасности воздушного столкновения с авиацией США или других стран западной коалиции. По последним данным, между ВКС РФ и ВВС США достигнуты договоренности даже об обмене кодами «свой-чужой». А это ранее невиданный уровень кооперации, позволяющий говорить о полном исключении возможных случайностей в небольшом воздушном пространстве Сирии.

– Вмешательство России будет ограничено Военно-Воздушными Силами, а на земле будут сосредоточены войска Башара Аль-Ассада и Хезболлаха? Или стратегия может изменится и мы увидим русские солдатские сапоги на Сирийской земле?

– Повторюсь: никакой «российской интервенции» в Сирии не существует. Порядок и цели пребывания российских войск в Сирии определен запросом Дамаска и двухсторонними соглашениями между РФ и Сирией. Москва не заинтересована в каком-либо долгосрочном втягивании в военные действиям. Также нет никакой заинтересованности в физическом контроли за территорией или каких-либо формах «оккупации» или чего-либо подобного. Правительство в Дамаске должно постоять за себя самостоятельно, а российская армия может только немного помочь.

– Как насчёт Китая?

– Позиция же Китая, как обычно, не проявлена четко. Пекин в принципе не стремиться открыто проявлять свою позицию в регионах, где его интересы непосредственно не представлены.

– Между прочим, как оценит Россия ощутимые результаты этой военной кампании?

– У России нет никаких территориальных интересов в регионе. Сейчас сложно однозначно говорить о далеко идущих целях российского присутствия регионе, но они явно прежде всего политические, а не прагматические. Тем более, они не лежат в территориальной или экономической плосткости.

 Беседу вела Главный редактор PPW, Габриэла Ионицэ

Thanks to Форум Министерства обороны Российской Федерации  because is sharing my interview.

_____________________________________________________

[1] The deliberate act of a nation or a group of nations to introduce its military forces into the course of an existing controversy, Dictionary of Military and Associated Terms. US Department of Defense 2005.

Advertisements

Ionel Nitu: “The electoral campaign attacks ad have been under the limit of decency”

Mr Ionel Nitu is a top Intelligence analyst, Executive Director of Intergraph Computer Services, the Romanian partner of the American corporation, Intergraph.  For over 16 years, Ionel Niţu worked at the Romanian Intelligence Service – SRI, where he held various middle and top management positions. He was for many years, the Head of the SRI Analysis Division.

Romanian-flag

– According to the opinion polls given to the press, it seems clearly that there will be two ballots and the candidates for the final round are also known. Mr Nitu, what chances might be to exist some surprises?

Ionel Nitu: – As I have said in an interview published in April 2014, the two finalists are called Victor Ponta and Klaus Johannis. I do mention that by that time, none of them were official candidates for the Presidency. There will be no surprises that will change this reality.

– How do you foresee that the vote options will be distributed in the second ballot?

ionel-nitu-300x300

Ionel Nitu

I.N.: – Both candidates will have cca. 70% of the votes. None of the others will pass 10%. Some will not even get the votes from the ones that signed for their nomination (min. 200.000 votes, which means 2% if there will be 10 million voters).

But, there is a competition for reaching some psychological threshold in the first ballot: 40, 30, 10 and 5 %. I suppose are known the candidates names. If Victor Ponta gets more than 40%, and Klaus Johannis under 30% (even if the difference between the numbers are extremely low), the voters of the second candidate could be demobilized. If both will have results that begin with 3 (for example 31% and 39%), it will be, psychologically speaking, a greater hope for a possible victory for the one from the second place.

The others are fighting for their own electoral pool confirmation for the notoriety and, eventually, for negotiations between the ballots with the finalists. Only one has the hope of a future Prime-Minister position.

Regarding to the second ballot, there are many other hypothesizes. We don’t know if there will be more or less voters than in the first ballot. To be certain, not all the voters from the first ballot will come to the second one too.

Maybe for sure those that will come in the second one will come for the negative vote.

– What do you think that the main component are fundamental on the option of Romanians to choose a candidate or another: the person, the ideology that he/she claims, the party discipline, the electoral program (I just joking!)?

I.N.: – The vote at Romanians is more emotional, not rational. Moreover, this campaign – that unofficial began in 2012 – has been so complex and had so many turnovers, that it has been no place for debates on TV programs. In the first ballot, it will matter the mobility of the parties. In the second one it will also count the analysis, as a comparison, between the two finalists.

What main errors have you noticed in the campaign strategies, errors that you deem to have had a bad impact regarding to the ranking in voters preferences?

I.N.: – There have been plenty of them and I prefer not to talk about them. I would remark that some have not been used with efficiency by the competitors.

Mainly, there were errors diverted from the absence of coherent strategies, but also errors because of some conjunctures. Some conjunctures have been deliberately caused.

– Given that in the last month we assisted to a ”reality show” in which – between two exposures about endemic corruption of the political class and the examination/restraint of some well-known names from the political picture of Romania – were implied the same as commercials, some news/declarations/advertising from the electoral campaign, do you believe that a serious electoral program and a proper strategy could have permeated and persuaded the electorate?

I.N.: – As already I have said in other articles, in this campaign President Basescu and the force institutions of state will make the difference.

There is more to discuss about this justice revived at maximum speed in full electoral campaign, but what I can’t correctly estimate is the effect over the electorate. It will be or not motivated to go and vote? It will punish in a way or another the corrupt politician? It will determine a pro or contra behavior of electorate ?

Regarding to the political programs, the messages seem that have not came to the electorate. It has been rather used by the candidate’s campaign teams for the attacks. It was a mudslinging campaign. But this is not the big bad. Actually, these attacks ad from this campaign have been under the limit of decency.

RomPres1– You will vote for sure. I have also noticed that you are a fervent “activist” in combating absenteeism. I will not ask with whom you are going to vote. But in exchange, I will ask you for an advice. What should the ones that have not been persuaded by any of the candidates do? (I too am one of these 🙂 ) How could we manifest our civic sense?

I.N.: – Personally, I have not voted for a long time. But this time, I will go. I am going because I know with whom I’ll vote. Because I have identified among the candidates one that is my model as a President. I have identified the person that, by his behavior and thinking mode, resembles my expectations regarding to this high position in state. I advise my all close ones to go no matter whom they are choosing to vote. Go and vote if you see in one of the candidates the salvation of this country!  This country must be taken out from the morass of history.

If you are not identifying a model in none of these 14, at least go  and vote the ”minor evil”. Not least, go and vote so you can limit the likelihood of electoral fraud.

I think that the action of voting should be treated more seriously. Because it is about our future, our children’s future, the future of all of us for the next 5 or even 10 years. The vote is the purest manifestation of democracy ! The absenteeism could be considered a reprimand to the improper political class, but I do not see in this attitude a plus for democracy – yet poor-developed/strengthened – in Romania.

– Does the restoration of civic spirit of the Romanians represent the key of a future and mature reformation of the actual political class? Where do you believe that the rebuilding of social cohesion and of a normal report between the government and the political leaders of this country must begin?

I.N.: – The reformation and modernization of the state must begin with the reformation and modernization of the political class. The rebuilding of social cohesion must begin from the value system.

There are extremely important things to be discussed here. I can tell you that many of my ideas have found their place where it belongs. I won’t resume them here because I don’t want you to know with whom I will vote. I am neither a trainer nor a distorting reviewer.

I am just an analyst. I give advices and ideas to any who can take and implement them. Not the ideas are the ones that matter; after all we are all connected to the same thinking currents. The sobriety and the leader’s determinations to put them into practice is what matters in fact! It also matters their effect on medium and long term on the citizen, on the society. This is all. The rest are just stories.

interview made by Gabriela Ionita

translation by Iolanda von Wunderstein

Mikhail Chernov, vice-director of Center of Strategic Conjuncture: ”Romania isn’t and will not be an enemy of Russia”

Москва – Михаил Чернов, заместитель директора Центра стратегической конъюнктуры: ”Румыния не является врагом России, и не будет таковым”

Romanian-flag

– Уважаемый Михаил Чернов, возникает ощущение, что события в Украине возродили в умах старую идею о том, что Россия осталась тием же самым монстром, которого каждый должен опасаться… насколько, по-Вашему, Россия представляет собой реальную угрозу и насколько это мнение основано на пропаганде русофобов?

Mikhail Chernov

Mikhail Chernov

М.Ч.: – Россия не представляет и не может представлять угрозу для государств ближнего и дальнего зарубежья. Мы не несем войну, не уничтожаем экономики стран, которые входят в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Наоборот – посмотрите на Белоруссию и Казахстан. Создаются новые отрасли высокотехнологичной промышленности (новый кластер ВПК в Белоруси, белорусско-китайский технопарк и т.д.). Москва проводит миролюбивую политику, иногда в ущерб собственным интересам. Возьмем для примера чудовищную ситуацию с гражданской войной на Украине. Москва делает все для прекращения войны, причем в ущерб интересам и безопасности жизни и здоровья местного населения. Это объективная реальность. Что касается государств Восточной и Западной Европы, то мы зачастую являемся свидетелями агрессивных заявлений в наш адрес. РФ не заинтересована в эскалации напряженности, и делает все возможное для ее предотвращения.

В то же время, Москва уже не может больше мириться с угрозами собственной военной и экономической безопасности. Да, государства бывшего СССР – зона наших интересов. «Русофобская пропаганда» вызвана политическими причинами и очень опасна. Ее опасность состоит в том, что она мешает отдельным людям, а иногда и целым народам думать и адекватно оценивать разворачивающиеся события и текущую международную обстановку.

– Как воспринимать в этом тревожном контексте вхождение Армении в Евразийский союз? Что лежало в его основе: страх или умный компромисс? Изменит ли это отношение России к Азербайджану?

– Вхождения Республики Армения (РА) в ЕАЭС – естественное и ожидаемое событие. Армения веками связана с Россией. РФ – гарант безопасности Армении. С точки зрения инфраструктуры экономика РФ связана с Россией. Учитывая фактическую блокаду РА со стороны Турции, Азербайджана и Грузии, наличие в России большой армянской диаспоры, союз с Россией объективно выгоден Еревану. В результате возрастет значение армянской транспортной инфраструктуры для евразийских стран, Армения важное звено и часть будущего основного транскавказского транспортного коридора, который свяжет Россию Иран. Уже в ближайшие годы будет восстанавливаться и развиваться производство, связанное с ВПК и ориентированное на российскую оборонку, горнодобывающая промышленность, энергетика.

Армения – основной военный союзник РФ в Закавказье. Армения – проекция России и выход России на Ближний Восток. Особенно это важно с учетом событий в Сирии и Ираке, грядущим переделом границ, полномасштабным включением курдов, шиитов и суннитов в войну на Ближнем Востоке. Армения – проекция и ворота России на Ближний Восток.

Вхождение Армении в ЕАЭС никак не отразится на отношениях России и Республики Азербайджан. В Москве и в Баку сделали ставку на развитие больших совместных экономических проектов, в том числе в области нефтедобычи. РФ в последние несколько лет поставляет в Азербайджан всю необходимую Азербайджану номенклатуру современной военной техники. Делается это в рамках политики Москвы по сохранению и усилению действующих, стабильных и ответственных режимов на постсоветском пространстве вне зависимости от наличия тех или иных, пусть даже серьезных, разногласий по отдельным вопросам. И эта российская линия будет продолжена.

– Политологи на Западе, обсуждая Еворазийский союз, много говорят о том, что у России есть намерение возроодить Советский Союз. Действительно ли это миф? К чему стремится Россия на самом деле?

– У России нет и не может быть намерений восстановить Советский Союз в какой бы то ни было форме. СССР – это прошлое, в невозможно вернуться. Было бы глупо и бесперспективно к нему возвращаться. Поэтому это, конечно, миф.

Вместе с тем, для выживания страны стала очевидной необходимость создания нового общего государства, в котором могли бы объединиться евразийские государства. Те государства, которые захотят войти в такой новый союз. Особо подчеркну, что речь не идет о ЕАЭС – это читсо экономическое объединение, которое таковым и останется. Евразийский Союз Народов (назовем его так) необходим для выживания России и союзных ей независимых государств в глобальном мире, развития инфраструктур и промышленности. Это будет новое государство, имеющее мало общего с СССР, каким мы его помним.

 – Вхождение Армении в ЕАЭС снова привело к дискуссии в прессе относительно конфликта в Нагорном Карабахе. Участие Армении в Евразийском союзе может как-то повлиять на усилия России в урегулировании и поиске окончательного решения этого замороженного конфликта?

– Между вступлением Армении в ЕАЭС и урегулированием Нагорно-Карабахского конфликта нет совершенно никакой связи. Армения – единственный военный союзник РФ в Закавказье, в республике, в Гюмри, размещена российская военная база. Ереван был таковым и до заключения договора о Евразийском экономическом союзе и в случае вовлечения Армении в любую войну, РФ пришлось бы помогать РА.

Вместе с тем Азербайджан является крайне важным партнером России в Закавказье, более того, Москва Баку доверяет. В частности, это выражается в поставках современных вооружений, о чем говорилось выше. Поэтому РФ не будет сейчас трогать пока неразрешимую карабахскую проблему. Позиция Москвы такова – Россия не заинтересована в региональной войне, поэтому никакой войны в Нагорном-Карабахе быть не должно. Летнее противостояние вокруг Карабаха не переросло в войну благодаря последовательной позиции России, которая нашла аргументы и для Баку и для Еревана, чтобы убедить их остановить эскалацию напряженности.

– Давайте поговорим об отношениях Россия-НАТО. ДжордRusia_NATO Фридман из Stratfor в одном из недавних интервью в румынских СМИ заявил, что Румыния, наряду с Турцией, является ключевым элементом стратегии США в Черном море, поскольку обе страны имеют выход на побережье. Насколько известно, Конвеция Монтрё запрещает прохождение и стационирование неограниченных морских сил в Черное море через Босфорский пролив, контролируемый Турцией, за исключением причерноморских стран. Что Вы думаете об этой стратегии?

– Стратегия Соединенных Штатов в Европе несет прямую угрозу безопасности всего региона и Румынии в частности. Задача Вашингтона – резкое и необратимое ухудшения отношений между Россией и основными государствами Евросоюза, прежде всего Германией и Францией. Эскалацию конфликта на Украине и возможную эскалацию ситуации в Молдавии и Приднестровье следует рассматривать именно в этом ключе. Конфликт на Украине решает несколько задач. Во-первых, ставит под угрозу поставки энергоносителей в государства Евросоюза. Во-вторых, является поводом для давления на ЕС и общественное мнение в странах ЕС. Цель разрушение широкого спектра экономических связей и взаимного доверия между Россией и государствами Европы.

В этой связи особая роль возложена США на государства Восточной Европы (тот же г-н Фридман об этом недвусмысленно говорил в своих текстах, о том, что стратегия США в ходе Первой Мировой войны, Второй Мировой войны и в настоящее время в отношении Европы и России преемственна). Именно здесь будет концентрироваться военно-политическая активность блока НАТО через политическое давление, наращивание вооружений. Та же конвенция Монтрё уже напрямую нарушалась США в 2008 году во время войны в Южной Осетии (тоннаж судна, по некоторым сообщениям, превышал предельно допустимый) и в феврале 2014 года (фрегатом ВМС США нарушены сроки предельно допустимого пребывания в акватории Черного моря). Если «можно» нарушать конвенцию напрямую, то почему бы не пойти более «красивым» путем через накачивание румынских ВМС.

– Усиление Военно-морского флота Румынии (с помощью союзников по НАТО, конечно) может быть своего рода «ответом» на стратегию России по наращиванию присутствия на Черном море. Как Вы оцениваете такой подход?

Усиление румынского флота в Черном море укладывается в рамки стратегии США по активизации всех локальных конфликтов и противоречий по периметру границ России и Евросоюза. То есть НАТО хочет за счет интересов и безопасности Румынии «ответить» на возвращение Крыма в состав России и усиление черноморской группировки. Идет подталкивание Бухареста к «неадекватным» шагам в отношении Молдавии, и одновременная попытка при помощи Кишинева (и Бухареста) а также киевских властей развернуть войну в Приднестровье. Это несет угрозу развязывания войны на Днестре, угрозу независимости Молдавии, территориям Украины (Одесская области и Черновцы), а значит и интересам России. В случае атаки или деструктивных действий со стороны Румынии по отношению к вышеназванным территориям, ответ может затронуть военные объекты республики. На мой взгляд возможное столкновение с Россией или ее союзниками за чужие интересы не могут принести Бухаресту ничего хорошего.

– Сделает ли это Румынию врагом России? Как Вы оцениваете недавние действия, предпринятые политическими лидерами в Бухаресте по отношению к Москве?

– Румыния не является врагом России, и не будет таковым. В ходе Второй мировой войны до 1944 года Румыния воевала c CCCР на стороне фашисткой Германии на территории СССР. После войны государство сохранило территориальную целостность, в том числе, и районы, на которые могли претендовать другие европейские державы, например, Венгрия. Так с врагом не поступают. Румыния не воспринимается в качестве такового, и не будет являться таковым и в будущем. Я уверен в этом. Высказывания румынских политиков вызывают озабоченность. Мы не хотим втягивания Бухареста в противостояние в Восточной Европе. Пока политики ограничиваются высказываниями, за которыми не идут конкретные действия, Москва будет относиться к происходящему спокойно.

– Наконец, последний вопрос… Вопреки заверениям главы Роснефти Игоря Сечина, на прошлой неделе цена барреля нефти снизилась ниже 90%. Многие аналитики считают, что низкие цены будут сохраняться определенное время. Что это означает для российской экономики? На Ваш взгляд, российское правительство готово к такой ситуации?

– Как не парадоксально звучит но падение цен на нефть стратегически на руку российской экономике, которая в условиях санкций и кризиса готовится к переходу на мобилизационные рельсы, восстановлению практически утерянных производств, созданию новых. Санкции, как уже говорилось выше угрожают российско-европейским отношениям, но не вредят фундаментальному сотрудничеству с США. США взращивают противоречия между Россией и Европой, но косвенно способствуют росту военной и политической мощи РФ. Румынии есть о чем задуматься, чтобы вновь не оказаться между молотом и наковальней как в 1940-45 годах.

Беседу вела главный редактор Power&Politics World, Габриэла Ионицэ и редактор Татьяна Жукова.